Монстры наяву и в головах

Монстры наяву и в головах

Точнее «или». Вот перед такой дилеммой, Денчики Трахтенберг, поставил людишек с двух сторон экрана в своём дебюте. На горизонте маячат несколько концовок. Монстры в голове Джона Гудмана. Монстры наяву. Монстры наяву и в голове Гудмана. Монстров нет. Дэнчик вступает в шахматный поединок со зрителем, и перемешивает комбинации. И победа наверняка останется за Трахтенбергом, ибо томаты ликуют, зрители лелеют и несут денежку. Вопрос в другом. Что за комбинация? Обернется ли психологический триллер, фантастическим или научно-фантастическим?

Героиня, шастая в своём вынужденном убежище, будет менять мнение на этот счёт. А мы, смотрящие на мир её глазами, через единственное окно импровизированного бункера — вместе с ней. Где истинная опасность — в конце концов это не важно. Актриса, а значит и режиссёр, успешно убеждают, что она есть. А значит, результат совместного проживания героев Уинстед и Гудмана не главное. Главное процесс. И слово «саспенс», в этот процесс вшито намертво. На Элизабет Уинстед не пофиг, и не потому, что она няшка. Фильм назвался триллером, и в кузов залез. И атмосфера настолько убедительна, что организм начинает играть по правилам фильма. Нервы играет, пот выступает, сердце сжимает, кровь остужает, да дышать забывает.

Этот фильм погружает в себя. Смотря его, вы до самого финала закрываете окна и запираете двери в своём доме. Кстати о финале. Лучше бы его не было. Не в смысле, что он плох. Такой истории надо было остаться незавершённой. Открытый финал, стал бы вишенкой на этом безумно сладком торте. Но Абрамс строит «Cloverfield Universe», а значит материальные и нематериальные монстры не сыграют в ничью.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ