Молчит ли бог?

Чтобы начать разговор об этой картине достаточно знать то, что пишут в аннотациях на киносайтах и рекламных проспектах: «XVII век. Христианство в Японии запрещено. Двое молодых миссионеров отправляются туда, чтобы найти пропавшего отца Феррейру и опровергнуть слухи о его отступничестве».

Отец Родригес и отец Гарупе молоды, преисполнены веры и решимости. Отец Феррейра был их духовным наставником и обелить его честное имя для них — долг. Они достигают берегов страны восходящего солнца. Оказавшись в Японии, священники словно оказываются в Римской империи, первых веков христианства: угнетаемые крестьяне, придерживающиеся веры во Христа, служат мессы лишь сокрывшись, по ночам, «как в катакомбах», замечает отец Родригес. Весть о приходе священников быстро распространяется среди христиан соседних деревень. Святые отцы с болью в сердце наблюдают гонимое положение веры, но с отрадой и восхищением — истинную веру в сердцах людей, рискующих жизнью ради её сохранения. Возможно, эта идиллия с ночными службами и крещениями продолжалась дальше, но в деревни приходит инквизиция. Не испанская, а японская. Японская инквизиция не предупреждает о своём приходе и безжалостно карает христиан. Спастись можно лишь выдав остальных и отрекшись от веры.

После первого столкновения с инквизицией, молодым отцам ещё не раз предстоит стать свидетелями мучений своих братьев по вере. Отец Родригес сам становится пленником и отчасти повторяет путь отца Феррейры, который не смог вынести зрелища этих страданий. Кажется, именно в Японии отец Родригес впервые усомнился в верности миссионерства, в том, что истина выглядит одинаково для всех. Увидев воочию людей, готовых жертвовать собой он понимает, что внешнее — не главное и разрешает крестьянам отрекаться перед инквизиторами, сохраняя веру в душе. Собственно, я думаю, в этом и был основной вопрос, который ставил режиссёр перед зрителем. Важно ли называть себя вслух христианином, молиться на латыни и искать голос Бога? Или Бог — всегда с тобой, в тебе, страдает вместе с тобой? Тогда, священник-отступник, действительно, — единственный священник в Японии, который может исповедовать.

Количество фильмов и книг, посвящённых людям, готовым погибнуть во имя Бога или — шире — Идеи, велико. И проблема верности Идее или её предательства не нова. Меня она всегда ставит в тупик. Что может стоить такую высокую цену как жизнь человека? Жизни его потомков, которые уже никогда не увидят света.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ