Между неприятием и признанием лежит воображение.

Между неприятием и признанием лежит воображение.

Первое правило режиссера-эстета: никогда не отказывайся от эстетики. Второе правило режиссера-эстета: ни при каких обстоятельствах не отказывайся от эстетики.

Фильм Григория Константинопольского «Русский Бес» (2018) оставляет после себя массу двойственных и даже тройственных чувств и эмоций. От резко негативных в первые минуты после просмотра, до восторженных после полного переосмысления увиденного, и мучительных, разрывающих тебя между поиском глубинных смыслов зарытых в эстетической мишуре и поверхностным восприятием эпатажного видеоряда, чувств, где-то посередине. Моя середина задержалась примерно на неделю. Именно столько времени прошло между желанием поставить фильму 1 звезду до осознанной оценки в 8 звезд.

Третье правило режиссера-эстета: в схватке участвуют только двое — твоя эстетика и зритель.

Фильм получился весьма неординарным и далеко не плоским. Режиссер не скупился на краски и смешал Достоевщину, о которой не написал только ленивый, с Паланиковщиной (я уверен, что Чак любил зачитываться Достоевским). Но если у Достоевского режиссер взял для своего героя социальный драматизм, то у второго он позаимствовал идеологему сюжетной линии, не говоря уже о прямых сходствах, начинающих проявляться примерно с середины картины, и длящихся вплоть до финала. И, в итоге, у художника получился яркий, кровавый коктейль с пестрым бумажным зонтиком в стакане. В сущности, это и есть тот самый поверхностный смысл картины — подбросить нам узнаваемые образы и не дать заскучать, пока ее автор, мазок за мазком, плетет замысловатую паутину образов. Надо сказать, что с точки зрения картинки, звукового сопровождения и игры актеров, все сделано на отлично. И тут, я говорю, «Браво!»

Все проблемы с принятием фильма начинаются с возникновением на экране титров, при осмыслении всего полотна и поиске глубинных смыслов во всех этих мазках и красках, проще говоря, когда начинаешь задаваться вопросом — «Зачем вообще это все снято? Неужели только ради этой хваленой вычурной режиссерской эстетики?»…

Четвертое правило режиссера-эстета: не более одного поединка за один раз.

И вот тут вам понадобится воображение, с помощью которого вы без труда уложите в сознании все кусочки очевидных смыслов в глубинный замысел, дабы не разочароваться в бесполезности десятков литров пролитой на экране алой крови и белой патоки. А чтобы нам было проще сшивать между собой главы-пазлы, режиссер нам подбрасывает подсказки-ниточки в виде долежавшего до наших дней оружия из 90-х, и в виде новых-старых безжалостных банкиров, заманивающих отчаявшихся простаков на красивую и недоступную кукольную мечту, делающих вид, что соблюдают формальности, но уже заранее одобривших свое решение по выдаче вам кредита, и в виде шикарно завуалированной бывшей жизни простака, с которой он когда-то покончил, вонзив в ее горло острый нож, и виде топора, которым герой вынужден отгонять от себя эту жизнь, что грозит вернуться…

Пятое правило режиссера-эстета: бойцы сражаются без обуви и голые по пояс.

Недостатков в персонажах у Константинопольского просто не существует. Тут и чиновники, пытающиеся разорить бизнес главного героя и следователи, пытающиеся его крышевать, и конечно же (куда без них) несколько десятков красивых, талантливо раскрывающих свои способности, женщин легкого и нелегкого поведения.

Шестое правило режиссера-эстета: поединок продолжается столько, сколько потребуется.

Картина длится всего 98 минут, но ощущение такое, что ты смотришь ее целую вечность. Настолько мелко был скрошен этот детективный винегрет из постоянно появляющихся и исчезающих персонажей.

Седьмое правило режиссера-эстета: если зритель потерял сознание или делает вид, что потерял, или говорит «Хватит» — поединок окончен.

Восьмое и последнее правило режиссера-эстета: новичок обязан принять бой.

И мы с трудом принимаем его, пытаясь сразу же зарубить художественный порыв оценочной единицей, но в дань уважению режиссеру-эстету, поморщившись, мы все же ставим ему шестерки. И только найдя истинный смысл в увиденном, и сложив эстетику с этим смыслом, а после отняв от полученного восторга клише и плагиат, мы получим твердую восьмерку. И, да, это фильм, который хочется пересмотреть.

8 из 10

Источник