Мэйси Уильямс: «Звезда — это человек без права на приватность»

Мэйси Уильямс: «Звезда - это человек без права на приватность»

Отважная Арья Старк входит в число самых любимых фанатами персонажей «Игры престолов». Играющая ее Мэйси Уильямс появилась в самой первой серии, когда ей было 13 лет, и с тех пор как актриса, так и ее героиня прошли длинный путь в 5 незабываемых лет. Мы встретились с дружелюбной, веселой и рассудительной Мэйси в Лондоне, чтобы обсудить, как роль Арьи повлияла на ее жизнь (подсказка — значительно!), зачем звездам инстаграм и чем чревата эксплуатация детского труда.

— Ты уже шестой год играешь Арью, это почти треть твоей жизни. Можно ли сказать, что ты росла и изменялась вместе со своей героиней?

— Мы с ней обе выросли очень быстро. Поначалу Арья была довольно наивной: ее воспитывали в рамках идеи о том, что если ты честен и благороден, то все у тебя в жизни будет хорошо. А затем все пошло не так, она невольно оказалась в мире, полном обмана и предательств. Это было совсем не то, чего она ожидала. Она осознала, что идет ко дну, поэтому надо быстро начать барахтаться и как-то научиться держаться на плаву. Так что если уж и проводить аналогии с моей жизнью, то именно потому, что нам с Арьей обеим пришлось быстро адаптироваться к новой действительности. Я пришла в эту индустрию обычной юной девочкой, которая искренне верила, что уж если она что-то сказала, то до людей ее мысль дойдет именно в таком виде. Но теперь она понимает, что любые ее слова могут быть интерпретированы как угодно. Я этого никогда не ожидала, потому что мне казалось, я в целом неплохой человек, но я регулярно вижу где-то в прессе мои вывернутые наизнанку высказывания, в которых я предстаю неприятной дурой. Ведь это придает истории оттенок скандальности и поднимает рейтинги, тиражи, количество кликов и прочие формальные признаки медийного успеха. Ничего не попишешь, это цена, которую приходится платить за то, что я зарабатываю на жизнь актерством. Конечно, это все детский сад и «проблемы первого мира» по сравнению с тем, что пришлось пережить Арье. Но могу вас заверить, процесс именно что морального взросления для нас обеих был нелегким, внезапным и очень отрезвляющим.

Мэйси Уильямс: «Звезда - это человек без права на приватность»

Мэйси Уильямс в первом сезоне «Игры престолов»

— Как думаешь, это как-то связано с тем, что ты очень часто и открыто используешь социальные сети?

— Не уверена. Соцсети все же очень важный атрибут моего поколения, мы все этим занимаемся. Многие ворчат, мол, какая необходимость документировать свою жизнь в интернете? Люди до сих пор немного напуганы всем этим, что в целом можно объяснить. Конечно, в интернете никаких секретов, даже если тебе кажется, что ты все тщательно скрываешь и постишь фоточки себя в купальнике только для закрытой группы друзей, чтобы они могли посмеяться. Люди предпочитают концентрироваться на отрицательных вещах, на отсутствии приватности, на незаконном использовании данных, на вирусах, порно и прочих ужасах. Но Сеть — это одно из лучших изобретений человечества, наверное, за все время его существования. Наряду с паровой машиной и пенициллином (смеется). Бояться интернета очень глупо, надо просто уметь им пользоваться во благо и наслаждаться всем, что он дает. Это пока отлично работает для меня. И для других актеров, которым присутствие в соцсетях очень важно. Главное понимать, что это виртуальное пространство дано нам не только для сплетен и нытья, но и для действительно полезных дел.

— Например, как инструмент для промо нового проекта?

— Это да, в этом плане соцсети незаменимы. Но еще это отличная площадка для поддержания имиджа того или иного актера. Под имиджем не обязательно подразумевается, что все это вранье и игра на публику. Просто если бы не соцсети, о нас бы знали только из СМИ. А как я уже говорила, пресса умеет любую овечку превратить в волка. Но вообще, кажется, мне много есть, чего сказать, я же ужасно интересная личность! (смеется) Все срочно должны присоединиться к моим почти двум миллионам подписчикам в инстаграме! Там очень много всякого гламура, но больше людям нравятся фотографии моего новорожденного племянника и свежеусыновленного песика.

Мэйси Уильямс: «Звезда - это человек без права на приватность»

Пёсик Мэйси, пользующийся популярностью в Instagram

— А также у тебя много фото и видео с Софи Тернер — вы прямо не разлей вода, судя по всему.

— О да, мы друзья навеки! Когда ты растешь на площадке «Игры престолов» и знакомишься с этим безумным миром актерства, приятнее и веселее делать это бок о бок с другой девочкой примерно твоего возраста. Мы обе прошли через все это синхронно: начинали как нормальные люди, а потом внезапно оказались немного знаменитыми. Дружба с Софи уникальная, мы понимаем друг друга как никто. Конечно, у меня есть и другие друзья, они активно меня поддерживают во всем, что я делаю. Но они никогда не поймут, каково это, когда ты, сегодня — обычная английская девчонка, а завтра — известное лицо из популярнейшего сериала. По большей части быть звездой — это быть человеком без права на приватность. И это совсем не то же самое, что быть актером. Но если ты успешен на этом поприще, то за удовольствие заниматься любимым делом приходится расплачиваться славой. Звучит так, как будто я жалуюсь на жизнь. Но нет, мне все ужасно нравится, просто еще больше мне нравится, что Софи всегда рядом. Мы, бывает, сядем передохнуть и говорим друг другу: «Черт, это все так странно. Как так получилось, что мы знамениты? Что происходит вообще?» Это все необычно, волнительно и страшно. Так что да, мы с Софи всегда будем друзьями, и в моем инстаграме будут постоянно появляться фото наших совместных приключений.

Мэйси Уильямс: «Звезда - это человек без права на приватность»

Мэйси Уильямс и Софи Тернер

— У Арьи также сложились трогательные отношения с Джоном Сноу. Есть ли шанс увидеть ваши совместные свежие фото с Китом Харингтоном, желательно на площадке?

— (смеется) Это ты так завуалированно пытаешься задать вопрос, жив ли Джон Сноу? Вроде все уже поняли, что он снова появится в сериале в том или ином виде, потому что он есть на постерах нового сезона. А с другой стороны, на постерах нового сезона много кто есть — почти все умершие персонажи, так что никаких больше намеков (хитро улыбается). Знаешь, меня как-то спросили, если бы Арья смогла увидеться с Джоном хоть разок перед тем, как его убили, что бы она ему сказала? И я долго над этим думала: какая фраза может подытожить их отношения? Мне кажется, она просто повернулась бы к нему и с ироничной улыбкой сказала: «Я колола их острым концом» [это отсылка к фразе «Stick them with a pointy end», которую Джон произносит на прощание, когда последний раз видит Арью — прим. ред.]. И возможно, они бы рассмеялись, и это была бы очень теплая и трогательная сцена. Но теперь об этом можно только теоретизировать.

— Какая для тебя была самая незабываемая сцена в сериале? Не обязательно с твоим участием.

— Пожалуй, это финальная битва в эпизоде «Суровый Дом» в прошлом сезоне — та самая, где на деревню Одичалых напали Белые Ходоки и упыри. Вот я говорю об этом сейчас, а у меня до сих пор мороз по коже. Мне повезло наблюдать за съемками этой сцены — не целиком, конечно, потому что снимали ее много дней. Но из этого всего ничего не было понятно, ведь сцену собирали по крупицам при монтаже. Все, что я видела, это в один день Джон Сноу бьется на мечах с каскадером, в другой — статисты в гриме упырей ходят толпами. Поэтому только несколько месяцев спустя у меня появилась возможность сесть и, наконец, посмотреть всю эту битву целиком. Клянусь, я чуть не сломала кресло, потому что активно в нем ерзала — настолько все это выглядело страшно, мрачно и эпично.

Мэйси Уильямс: «Звезда - это человек без права на приватность»

Мэйси Уильямс в пятом сезоне «Игры престолов»

— Ты вообще можешь представить свою жизнь без «Игры престолов»? Что там будет, за финишной чертой-то?

— Мне сложно представить не то, что «Игра престолов» перестанет быть частью моей жизни, а то, что она перестанет быть частью текущего культурного пространства. То есть мне не понятно, как быть, когда все закончится. Я не знаю ответа на этот вопрос не как исполнитель одной из ролей в телешоу, а именно как зритель. Конечно, есть надежда, что этот сериал останется в истории как культурный феномен, что его будут пересматривать на носителях и держать в домашних фильмотеках. Но у меня пока не получается даже теоретически представить мир, в котором «Игра престолов» закончилась. Это, наверное, будет какое-то очень скучное место (смеется).

— Увидим мы тебя снова в «Докторе Кто», например?

— Боюсь, что я пока не имею права раскрывать карты. Хотя я читала целые аналитические статьи на тему, почему Ашилдр должна стать новым компаньоном Доктора — у некоторых гиков слишком много свободного времени (смеется). Но вне зависимости от моей дальнейшей судьбы в «Докторе Кто», я все же искренне надеюсь, что как актриса я не пропаду. Я всегда хотела, чтобы у меня была долгая карьера, и чтобы я играла самые разнообразные роли. В какой-то момент я искренне верила, что все, я достигла пика: мне поступали разные предложения, а я говорила, мол, нет, ну что вы, я буду участвовать только в крупных проектах, да так, чтобы мое лицо было на огромных биллбордах. Ну что поделать, я тогда была молодой и глупой. Теперь я понимаю, что это вовсе не то, что мне было бы интересно. Я, конечно, по-прежнему хочу сниматься в блокбастерах, но только если персонаж будет по-настоящему интересным и если мне над ним работать будет в удовольствие. Потому что без этого никак, ведь самое обидное будет — взглянуть на свою карьеру в ретроспективе и понять, что да, ты достиг всех своих целей, но не получил при этом никакого кайфа. Какой в этом смысл? Мне очень интересны скромные инди-проекты: нет никакой гарантии, что они будут успешными. Это может быть гениальное кино, но я на нем не заработаю ни денег, ни номинаций. Будет ли у фильма хороший дистрибьютор, много ли людей его посмотрят, хвалебные ли рецензии соберет — все это мало зависит от тебя как от актера. Очень уж много звезд должно сойтись, чтобы кино стало успешным, поэтому во главе угла именно кайф от всего этого — если тебе нравится, то все не зря.

Мэйси Уильямс: «Звезда - это человек без права на приватность»

«Доктор Кто»

— Тот факт, что тебе уже 19, как-то облегчает жизнь?

— Я выгляжу моложе своего возраста, поэтому совершеннолетие дает мне огромное преимущество. Я по-прежнему могу играть подростка, но при этом теперь я, как взрослый человек, имею право работать сверхурочно, не беспокоясь о несоблюдении закона об эксплуатации детского труда.

— Ты так говоришь, будто работать сверхурочно — это что-то хорошее!

— (смеется) Не обязательно прямо хорошее, но в нашем деле это огромный бонус. Если в какой-нибудь проект будут искать актрису на роль 15-летней девочки, у меня будет преимущество, потому что в отличие от настоящей 15-летней девочки, я, 18-летняя, по закону могу ишачить днями и ночами. А это значит, больше ролей, хороших и разных.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ