Мафия: Игра на выживание

(2015)

Мафия не бессмертна

Москва 2072 года. Телебашня Останкино разрослась ввысь и вширь, обросла авангардизмом, сюрреализмом и простым бредизмом. В новом Останкино снимается самое рейтинговое телешоу «Мафия». В основе его лежит одноименная русская психологическая игра, но для гиперискушенного зрителя 72 года, она слишком скучна, посему режиссёр, который видимо прапрапра… внук Дмитрия Давыдова, приписал к названию «Игра на выживание», и стал гасить выбывших из игры. Но просто гасить кого то на камеру — это клише даже в России 72 года, и поэтому умирать жертва будет мучительно, но муки будут не физические, а психологически, поскольку для этих целей в Сколково создали специальный ретранслятор, который будет определять для жертвы самую страшную её смерть, и транслировать её аудитории.

Если режиссёр прыгает выше своей головы раза так на три, это ещё не значит, что он снял шедевр. Ведь привычная «голова» Сарика Андреасяна, расположена там, где у среднестатистического режиссёра — задница. Сарик прыгнул выше только на голову.

Главное достоинство «Андреасяновской антиутопии» — это то, что она никак не пытается выставить себя закономерным исходом настоящего. Поверить в то, что происходящее на экране — отголосок будущего, решительно невозможно, проще сделать это в отношении людей без эмоций и машин с людьми-батарейками (антураж кстати идентичен творению Вачовски). Создатели не сделали ничего для того, чтобы к слову «фантастика» в графе жанра этого фильма, можно было присобачить «научная». Оно не только не липнет, но даже отталкивается как магнит повёрнутый противоположным полюсом. Почему через 56 лет разрешат убийства в прямом эфире? Как работает эта непонятная сфера страха? О политическом и технологическом устройстве известно чуть меньше чем ничего, но похоже что создателей этого фильма, оно мало, а точнее абсолютно не заботило, что на самом деле скорее хорошо, чем плохо.

Сама идея «страхов» призвана заполнить экшн-вакуум, который имеет место в этой психологической ролевой игре. И без которых зритель в зале перенесётся в шкуру своего видалого брата из 2072 года. Экшн кстати тут на любой вкус. Здесь есть и «Counter Strike», и «Челюсти», и «Гнев Титанов», вообщем всё то, что при наличии «логики» и «рационализма» — взрывоопасные вещества, в отсутствии оных вполне себе мирно уживаются. В плане картинки эти экшн-вставки действительно напоминают телешоу будущего, со своей корявой графикой, в сравнении с неплохими видами реальной Москвы будущего, на которую видимо потратили 2 из 3-х миллионов долларов бюджета.

Элементы экшена выполняют ещё и оттеняющую функцию, т. к. игра в «Мафию» предполагает немалое психологическое напряжение и драму, поддерживать которые на протяжении полутора часов, Сарик Андреасян в себе сил не чувствовал. Они в общем то и не задались, хотя признаки жизни подавали, в историях невиновного заключённого, умирающего героя Чадова, и особенно в сцене страха Константина — персонажа Юрия Чурсина, что определённо довольно крепкая сцена, даже без андреасяновского мерила.

Беря в расчёт первоисточник, нельзя списать со счетов камерный отрезок ленты, где должны были проявить себя актёры. Золотая середина актёрской игры сама по себе довольно скользка и думается нет среди каста тех людей, что смогли на ней удержатся ни разу не соскользнув. Однако на лице каждого были видны старания хорошо отыграть свою роль. Получилось у немногих: Вениамин Смехов, Виктор Вержбицкий, да Юрий Чурсин. Первые два сыграли достаточно прилично, ибо у них опыт и долгие актёрские года, хотя Вержбицкий каким либо актёрским разнообразием не страдает и опять играет ту самую свою роль. Из молодых выделяется только Чурсин, образ свой он старался играть более нетривиально, планку себе поставил высоко, на поворотах правда иногда вылетал, то есть переигрывал, но в целом до планки дотянулся, а его почти воплощённые амбиции создать более неоднозначный образ, очень похвальны. Кого однозначно стоит хвалить за 100%-ю игру, так это Всеволода Кузнецова. К нему действительно не подкопатся и не найти не одного прокола или шерховитости в его великолепном голосе.

«Мафия» не пытается заставить зрителя делать какие либо выводы, переосмыслить что-либо, или хотя бы призадуматься. Действие сие, слишком бредово, чтобы безболезненно для мозга его обдумывать, картинка слишком топорна, чтобы безболезненно для глаз её разглядывать, а напряжение как-то плохо натянуто, и если идти на «Мафию» то как на детектив. Поглядеть картинки, узнать кто был мафией и пойти домой. Потому кино это только на один раз, мозг второй раз этого не выдержит, глаза тоже, а интригу вы уже узнали. Но в комплимент нашему культурному гастарбайтеру, скажу, что этот полупсихологических триллер, в отличии от его комедий, психику сильно не портит.

8 из 10

Источник.