Красная дрянь

Дженнифер Лоуренс — талантливая актриса, но, как оказалось, весьма проблематичная звезда. Долгое время судьба благоволила к ней — номинация на «Оскар» за «Зимнюю кость», суперуспешные «Голодные игры», выигранный приз Киноакадемии за главную женскую роль, дальнейшая череда номинаций… И вдруг что-то произошло — начиная с «Пассажиров» карьера Лоуренс катится в никуда, и за прошедшие полтора года она растеряла и коммерческий статус, и реноме у критиков, и уважение немалой части зрителей-поклонников. Последнее замечание не голословно — некогда просто очарованный молодой яркой звездой, я до сих пор лелею слабую надежду, что актриса возьмет себя в руки.

«Пассажиры», на мой взгляд, не стали полным провалом, но явно не произвели должного впечатления. Сама актриса, когда было поздно «махать кулаками», признала, что сюжет был достаточно сексистским. Я лично вижу проблемы фильма в другом — слабом сценарии и неудачном кастинге на роль главного героя. Крис Прэтт относится к звездам, которых я для себя называю «выскочками» — это слово в данном случае не означает, что таланта у них вообще нет, а подчеркивает случайность огромного успеха. Ограниченные актерские способности и вечно глуповатое выражение лица — не лучшие качества для ведущего персонажа камерной, пусть и фантастической, картины о сложных, в том числе любовных, отношениях двух людей разного пола в предельно экстремальной ситуации.

Более чем спорная «мама!» Аронофски интересна по форме, но вульгарна по содержанию. Участие Лоуренс в этой картине имело также парадоксальные последствия для нее самой — с одной стороны, технические рамки, заданные режиссером, позволили актрисе расширить профессиональные знания и умения, с другой — неприятие и даже возмущение части зрителей и критиков именно содержанием фильма нанесли сильный удар по карьере звезды. Несправедливая, по мне, номинация на «Золотую малину» наверняка сильно уязвила Лоуренс, хотя публично актриса хорохорилась, заявляя, что ей наплевать, поскольку она считает роль в «маме!» своей лучшей работой.

И вот прилетел «Красный воробей»… Первые сведения о сюжете вызывали смутную тревогу (одно имя русской героини чего стоит — Доминика, фамилия Егорова лишь подчеркивает его абсурдность), но хотелось думать, что Лоуренс далека от того, чтобы сниматься в откровенном треше. Можно также было сделать вывод: приглашение в качестве режиссера Фрэнсиса Лоуренса, однофамильца Дженнифер, не случайность — тот выпустил достойные три части «Голодных игр». То есть актриса и постановщик хорошо знают друг друга, и предполагалось, что этот тандем сделает из неоднозначного материала если не шедевр коммерческого кино, то уж точно крепкую жанровую работу.

У меня чувство, что я посмотрел порнографический фильм. Пытаясь разобраться, что у меня вызвало большую брезгливость, я не сразу дошел до сути. Однако все просто: героиня фильма — обыкновенная бесчувственная дрянь, точно такая же дрянь, как и все окружающие ее… существа (не могу назвать их людьми). Она отнюдь не жертва — точнее, она перестала ею быть в тот момент, когда с садистским остервенением наносила увечья виновникам окончания ее танцевальной карьеры. Эта сцена такая дикая, что я уже не мог до конца этой невыносимо затянутой картины испытывать хоть малейшую симпатию к героине. Оголтелая жестокость, проявленная по отношению к безусловным подлецам, но не убийцам или садистам, определила дальнейшую судьбу Егоровой, и тот самый дядя Ваня из СВР просто указал ей путь.

Абсолютная аморальность авторов фильма — причина и мерзких сцен в «школе шлюх», и зашкаливающей жестокости сцен пыток. Все это не нагнетает напряженность, а лишь подчеркивает общую эмоциональную пустоту «Красного воробья». Возникает вопрос — что в этом холодном болоте, где растет столь развесистая «клюква», где зритель не видит ни проблеска человечности, забыла некогда сыпавшая искрами эмоций Дженнифер Лоуренс? Неужели она не чувствовала в процессе съемок, что «поезд идет совсем не туда»?

Я не просто так ставлю эти вопросы, потому что с точки зрения драматургии актрисе играть здесь нечего. Многие рецензенты абсолютно справедливо указывают на каменное лицо Лоуренс, ее статичность и словно бы незаинтересованность в процессе. У меня тоже есть претензии к ее игре, но все-таки главная проблема фильма — сама история. Шпионский фильм не может быть «грязным» и тем более унылым. «Воробей» именно таков: безвкусен, асексуален — именно из-за своей грубости в показе сексуальных сцен — и фальшив.

Возвращаясь к началу текста: я искренне желаю Дженнифер Лоуренс сойти с кривой дорожки самоуверенности, вылечить звездную болезнь и вернуться в драматическое кино. Ее, уверен, еще ждут настоящие почитатели. Главное — чтобы не стало слишком поздно доказывать себе самой, что ты чего-то стоишь.

Источник