Красавица и её плюшевое чудовище

Красавица и её плюшевое чудовище

Посреди казалось бы радикального переосмысления собственных классических сюжетов Дисней внезапно начинает сдавать позиции и после прозаичного придания свежести декорациям и хай-тековского стиля туфлям Золушки внезапно выдаёт на-гора не менее прозаическую интерпретацию «Красавицы и чудовища», своего рода глянцевый журнал со слипшимися от переизбытка сладкого страницами, арт-постановку, основная цель которой всего лишь срубить деньжат, а не привнести что-то новое. Впрочем, новое всё-таки привносится, но настолько топорно и неразумно, что только и остаётся задаваться вопросом «зачем?». Обаяшка ЛеФу и его проблемы с самоопределением — мнимая провокация в угоду пенетрации, успех которой заключается в очередном раздувании из мухи слона, пшик и много шума из ничего. Лучше бы уж, скажем, «Холодной сердцем» в своё время придали полноценную лесбийскую направленность — там бы подобный шаг смотрелся куда экстравагантнее и гармоничнее, тем более что ледоруб похоже и без этого был счастлив со своим оленем. Но хватит об этом.

С точки зрения потребителя «Красавица и чудовище» Кондона выглядит далеко не самым лучшим предложением — всего лишь угодливое следование сюжетной линии одноимённого мультфильма 1991 года с незначительными и малоинтересными изменениями, вся суть которых сводится исключительно к дополнениям. Создатели добавляют избыточности — в большей степени визуальной, в меньшей — постановочной, привнося ряд новых эпизодов и частично изменяя несколько старых, но от этого прибавляется разве что нелепости, нежели смысла и обаяния. Да, зрителю показывается чуть более самодостаточная Белль с её чуть более раскрытой мотивацией как персонажа, чуть более раскрыта предыстория принца, появляются новые музыкальные номера и мизансцены, но всё это лишь непростительно растягивает хронометраж и перегружает совершенно ненужными в данном случае деталями, ведь единственное, что интересует в этом сюжете — взаимоотношения и любовь.

Фильм Кондона перенасыщен визуально и при этом куда менее щедр на эмоции, чем того хотелось бы. И дело здесь не только в режиссёрской манере подачи истории — девушка и монстр всё также учатся любви и взаимопониманию, но химии между ними ещё меньше, чем между стульями, на которых они иногда сидят. Кондон не то чтобы академичен, скорее просто угодливо пытается быть верен тому-самому-мультфильму, но чёрт возьми. Белль в исполнении Эммы Уотсон хоть и выглядит куда лучше, чем была когда-то Леа Сейду, но тем не менее парадоксально менее жива во плоти, чем её анимационный аналог. Пресловутое чудовище с глазами Дэна Стивенса вязнет в оковах CGI и тянет разве что на плюшевый кошмар с губами метросексуала, остальной звёздный каст по большей части тратится на озвучку и от того попросту пассивен. И не удивительно, что в этой ситуации лидирующие позиции захватывают антагонисты — внезапно обаятельный нарцисс Гастон (Люк Эванс в своей едва ли не лучшей роли) со слащавым приспешником ЛеФу (вполне уместный и пластичный Джош Гад), за которых хочется болеть гораздо больше, нежели за центральную пару героев.

«Красавица и чудовище» 1991 года является во многом уникальной диснеевской историей, сумевшей добиться номинации на Оскар в категории «лучший фильм» (и это при тогдашних пяти слотах) и шагнуть на бродвейские подмостки, и фильм Кондона — лишь её блеклая тень, потонувший в блеске и мишуре маскарад. Эстетическая гламуризация, лишённая воображения игра на ностальгических чувствах, страдающая из-за практически совершенного исходного материала, который если и переосмысливать, то радикально, без неуместного топтания на месте. Спойлеров в этой версии быть попросту не может — пробуждающийся стокгольмский синдром и лёгкий приступ зоофилии так или иначе сделают своё дело, и нет совершенно ничего, что могло бы мотивировать к просмотру. Хорошие актёры здесь тонут в море компьютерной графики, балом внезапно правят злодеи и ожившие предметы интерьера, так что порой кажется, что первоначально на экране должна была разворачиваться история про фантастическую утварь и места её обитания, а потом внезапно кто-то решил добавить в действие живых людей.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ