Капризное облако

Tian bian yi duo yun (2005)

18+

Поиграем в доктора, надев белые одежды. Пациентка, ложитесь, ноги согните в коленях. Раздвиньте. Начнем. Пальцем, не глядя, медленно найти искомую точку. Остановиться. Тихо, аккуратно, нежно, деликатно ввести внутрь. Красная плоть поначалу оказывает сопротивление, но вот, кажется, освоился. Сказочный «Тяни-толкай» его патронус. Когда станет совсем вольготно, можно присовокупить второй палец, третий, четвертый, и вот уже целая кисть, как подарки ослика Иа, входит-выходит, течет сок, женщина стонет, меж ног дрожащий плод растерзан — можно кончать прелюдию и переходить к непосредственному акту.

Такой сценой открывается «Капризное облако». Прямой наследник фильма «Да здравствует любовь» и как бы сиквел «А у вас который час?», The wayward cloud продолжает исследовать современное режиссеру общество, с прискорбием диагностируя прогресс найденных ранее болезней: от частных эмоциональных расстройств и сексуальных девиаций до всеобщего нравственного упадка и тотального одиночества всех и каждого.

Знойным восточным летом герои «Облака» страдают от нехватки воды, любви и смысла. Неудовлетворенное либидо пленило мысли цивилизованных животных, тоска объяла мир, сковала души, которые герои рады бы продать, дабы сохранить «искренность сердца», да спроса нет. Зато арбузов вдоволь. Как предмет вожделения эта диво-ягода не раз появлялась и в предшествующем творчестве малазийского уроженца, но в «Капризном облаке» ее фетиш-потенция раскрылась на полную. Алый, мягкий, сочный, сладкий — он утолит не только жажду, но и удовлетворит почти любую прихоть обладателя. И если десять лет назад герои Минляна только целуют волшебный плод, то теперь они зайдут намного дальше. Арбуз вообще штука символичная. Круглый, как планета, он звонко раскалывается при падении, разбрызгивая сок и подчеркивая хрупкость мироздания.

В перерывах между сельскохозяйственными игрищами герои неустанно ищут воду, отчаянно занимаются сексом, равнодушно снимают порно, бессмысленно расплескивают жидкость и безмерно тоскуют о чем-то, незнамо чем. В мире фильма вообще очень много жидкости (грязная речная муть, арбузный сок, подсолнечное масло, сперма, вагинальный секрет) и секса (со случайными людьми, с самими собой, с предметами, с трупами), но слишком мало чистой воды, и совсем нет настоящей любви — последняя как будто бы вообще исчезла за ненадобностью в процессе эволюции человека. Осталась лишь какая-то смутная родовая память о ней, неизбывная тоска по забытому, неведомому. Тоже диагноз.

Абсурд происходящего, в котором не происходит ничего значимого и значительного, усиливается вплетением в драму элементов мюзикла — прерывающими повествование музыкальными гротескно-бурлескными номерами, в которых герои поют песни о любви и страдании. Однако история и его герои дойдут до точки кипения и извержения, в которой сойдутся эрос, тонатос и все перверсии века. Долгая немая сцена, занавес, и никакой надежды на то, что лучшее — впереди. Завершая фильм эякуляций, Минлян как будто приравнивает его к полову акту, который едва ли можно назвать добровольным. Но и это как шутливая и одновременно беспощадная метафора жизни и всех человеческих отношений.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ