Истина глазами гения

Истина глазами гения

К сожалению, зачастую гении при жизни остаются непонятыми, от чего хоть их жизни и далеки от предела мечтаний, но вкладываемая ими самоотдача и непоколебимый труд в искусство в итоге открывают им дорогу в вечность, расставляющую всё по своим местам и дарующую художникам единственное, что, пожалуй, можно считать наиболее важным, чем дарованная каждому жизнь, а именно — память, благодаря которой личности вроде великого Винсента Ван Гога, всё еще дышащего в нашем мире через свои картины, продолжают жить.

«Ван Гог. На пороге вечности» — это новый фильм режиссёра, а по совместительству и искусствоведа, не обделённого талантом к чуткой постановке, Джулиана Шнабеля («Скафандр и бабочка»), поставившего перед собой весьма интересную задачу — рассказать не просто историю об одном из самых величайших живописцев 19 века, а постараться разобраться и наглядно показать, как создаются шедевры, что чувствует творец и как они приходят ему в голову. И как подобает импрессионизму, в стиле которого Ван Гог и писал свои работы, картина Шнабеля невероятно мимолётна в своей живой, естественной красоте всего вокруг, не замечаемой массами, но видимую для одиночек, изгоев не похожих на обычных людей, находящих прекрасное в обыденных мелочах, ничего не представляющих для других.

Ни для кого не секрет, что Винсент Ван Гог вёл отшельнический образ жизни, всю свою жизнь он был один, у него не было друзей, кроме своего родного брата Тео Ван Гога и художника Поля Гогена, его картины не пользовались популярностью, скорее были ненавидимы поколением, при котором он жил. И всё это режиссёр очень тонко и аккуратно пытается изучить и интерпретировать в своей работе, передавая длинными красивыми планами место одинокого художника в мире, находящего умиротворение лишь наедине с холстом и красками, позволяющими ему не просто творить, но и чувствовать в себе жизнь. Не столько творить для ныне живущих и не только для себя, сколько создавать поистине прекрасное наследие, передающее собственное, в чем-то безумное, видение этого мира.

Просмотр «На пороге вечности» очень похож на поход в музей, посвящённый исключительно выставке Ван Гога. Несмотря на то, что свои работы художник писал более ста лет назад, за которые мир успел преобразиться и измениться до неузнаваемости, по сравнению с 19 веком, кое-что всё же осталось неизменным. Словно и не было всех этих лет, будто бы Ван Гог никуда и не уходил, как и городок Арль, глядя на красоту природы которого немного сумасшедший художник рисовал свои пейзажи, а с жителей — писал портреты. В городке словно до сих пор живёт дух импрессионизма, с летающим в воздухе энтузиазмом Винсента Ван Гога, ставшим одной из центральных фигур в повествовании и местом съёмок.

И Арль так же прекрасен, как и на полотнах Ван Гога. Поскольку Шнабель хотел показать путь творца к написанию картины от самого её начала и до конца, львиную долю хронометража он посвятил прогулкам Винсента, видящего мир по-своему, чьими глазами оператор Бенуа Беломм («Вселенная Стивена Хокинга») и пытался показать нам мир, используя для этого ряд технических приёмов. Во-первых, окружающая природа не редко демонстрируется зрителю от первого лица, и выглядит она не только необычно, под совершенно странным углом, но и с присущей Ван Гогу цветовой палитрой, с преобладающим его любимым жёлтым цветом, играющим на контрасте с синим — это ещё один из любимейших цветов живописца. Во-вторых, через используемый стиль съёмки, в купе с некоторыми монтажными приёмами, вроде наложения кадров друг на друга, показывающих потихоньку умирающий рассудок художника. Режиссёр вместе с оператором вовлекает зрителя не просто в повествование, делая его свидетелем событий, а старается именно смотрящего сделать одним из активных участников событий.

Несомненно, в этом имеется огромнейшая заслуга режиссёра, но не стоит забывать и про человека, блестяще воплотившего образ Винсента Ван Гога на экране — Уиллема Дефо, чьи глаза отражают ту самую вечность, ставшую для художника убежищем от озлобленного и несправедливого мира. Уиллем Дефо — невероятно талантливый актёр, знающий своё дело. Его Ван Гог не просто главное украшение фильма, от которого невозможно отвести взгляд, благодаря чьей актёрской игре картина Шнабеля и имеет сумасшедшую эмоциональную привязку к герою и к миру ленты, но Уиллема Дефо смело можно считать и лучшим экранным воплощением великого художника, коих было не мало и будет ещё больше, но найдётся ли в будущем кто-то, кто сможет затмить своей игрой образ, созданный Дефо — очень хороший вопрос.

И главным преимуществом фильма является именно фокусировка на Ван Гоге. В картине буквально пара сцен, в которых отсутствует персонаж Уиллема Дефо, что, определённо, является огромнейшим достоинством ленты. Например, анимационная картина «Ван Гог. С любовью, Винсент», несмотря на титанически сложную и кропотливую техническую сторону, очень сильно страдала в плане сценария именно из-за отсутствия художника в повествовании. Шнабель же двигает сюжет именно глазами живописца, написанным на основе личных дневников, писем и легенд о Ван Гоге, коих в Арле предостаточно.

Конечно, «На пороге вечности» хоть и байопик, но этот фильм не совсем корректно будет называть биографическим, поскольку и цели создать подлинную историю у режиссёра и не стояло. «На пороге вечности» пытается показать обратную сторону холста, Шнабеля больше интересовала не кисть в руках художника, а в чьих руках она находится, со всеми переживаниями и душевными терзаниями творца, что у картины определённо получилось. Фильм очень хорошо передаёт не только всю отрешенность Ван Гога от общества, но и даже его близость с этим миром. К тому же, атмосфера отчаяния, непонимания и пронизывающей всё тело обиды от несправедливости переданы очень натурально, с вниманием к немыслимым деталям.

Так как режиссёр смог грамотно скомпоновать все технические возможности, имеющиеся у него на руках, в купе с отличным актёром и, хоть и прямолинейным, но имеющим право на существование сценарием, Шнабель смог заставить зрителя чувствовать то, что испытывает Ван Гог на экране. Не получается не испытывать неподдельный восторг и наслаждение от медитативных сцен, в которых Ван Гог рисует свои картины, наслаждаясь каждым мгновением кадра, и в тот же момент времени очень сложно не чувствовать обиду в глубине души, когда все вокруг говорят, что восхваляемая непонятым творцом картина — безобразный мусор.

«Ван Гог. На пороге вечности» — это не просто красивый фильм с великолепным Уиллемом Дефо, а полноценная экскурсия в мир живописи в эпоху импрессионизма. После просмотра картины хоть и складывается неприятно ощущение опустошённости на душе, но в то же самое время, рождается вера во что-то прекрасное, доселе не замечаемое зрителем, но, очевидно, окружающее каждого.

— «А правда, что все живописцы сумасшедшие?
— «Только хорошие»

8 из 10

Источник