Индийская опера

Индийская опера

1795 год. Ост-Индская компания покоряет индийские княжества одно за другим, превращая страну в колонию. Жестокий лорд Клайв (Ллойд Оуэн) собственноручно убил непокорного князя и всю его семью. В живых осталась лишь маленькая принцесса Зафира, которую спас Кудабакш (Амитабх Баччан), морской разбойник по прозвищу Азаад, что на хинди означает Свобода. 11 лет спустя повзрослевшая Зафира (Фатима Сана Шаикх) и Азаад со своими разбойниками стали самой серьезной угрозой колониальной политике Великобритании. Чтобы справиться с их армией лорд Клайв засылает к ним беспринципного мошенника и проходимца Фиранги (Аамир Кхан), чье имя означает Иностранец. Он за деньги готов на любую подлость.

Режиссер и автор сценария Виджай Кришна Ачария (Байкеры 3) на этот раз решил зайти на территорию голливудских сказочно-исторических приключений и снял масштабное, эпическое полотно на основе реальных событий индийской истории, пропитанное юмором и национальным колоритом. «Банды Индостана» это такие «Пираты Карибского моря». Здесь и Ост-Индския компания в качестве главного злодея, и собственный Джек Воробей, и патетическая главная тема, настолько похожая на главную тему «Пиратов», что закрадывается мысль о плагиате. Такими могли быть приключения Джека Воробья до того, как он стал капитаном «Черной жемчужины».

Разбирать индийское кино с точки зрения западных кинематографических стандартов бессмысленно. У них в Болливуде все не как у людей. Сюжет лишен какой-либо логики и правдоподобия, но за ним совсем не скучно следить. Сюжетные линии и повороты возникают и бесследно исчезают ради того, чтобы снять еще один трюк или эффектную сцену драки. Да и пусть! Зато трюки и драки не дают заскучать. Персонажи не живые люди, а маски из индийской комедии дель арте. Актерская игра идет с повышающим коэффициентом: если драма, то до разрыва селезенки. Если юмор, то фарс и буффонада. Если злодейство, то гротескное. А наказание злодею — разумеется божественное.

«Банды Индостана» это яркое, живое, динамичное действие, которое, несмотря на свой хронометраж свыше двух с половиной часов, почти не провисает и не стопорится, потому что под завязку набито трюками, экшеном, драками, музыкой, шутками, стрельбой, взрывами, танцами. Уровень насилия здесь зашкаливает. Количество убитых, заколотых, зарубленных, разорванных взрывами статистов не поддается подсчету. Чего стоит сцена расстрела мальчика, привязанного к жерлу пушки. Разумеется, в последний момент камера отводит взгляд, как и во всех сценах с отрубанием голов и прочих частей тела. Все насилие по-диснеевски абсолютно бескровно. Максимум, что себе позволили авторы, это несколько капель крови, красиво стекающие по клинку, которым только что отрубили голову предателю.

Драки остроумно поставлены в духе Джеки Чана (хотя и не дотягивают до уровня его трюков). Экшен порой откровенно дорисован на компьютере, и фильм этого не стесняется. Совершенно неправдоподобные прыжки и кульбиты с точки зрения реальной драки абсолютно неуместны и не нужны, но как красиво смотрятся! Полеты в слоу-мо чередуются с пролетами камеры, которая выписывает какие-то невероятные траектории и, словно цирковой акробат, совершает немыслимые сальто. Персонажи, словно герои национального эпоса, демонстрирует фантастические суперспособности, типа стрельбы из лука одновременно пятью стрелами (причем каждая из них попадает в собственную цель), или пробежки по корабельным реям с перепрыгиванием на соседний корабль. Все это, разумеется, театрализованная постановка, как если бы ее ставили на сцене какого-нибудь королевского театра. Декорации, костюмы, музыка, все говорит о том, что это грандиозная опера, отражающая амбиции театрального постановщика. Надо сказать, что специально для фильма были построены два корабля, являющиеся точными копиями судов индийского флота XVIII века, и съемки проходили вживую, а не на фоне зеленого экрана.

Не обошлось без песен и танцев. Они, в основном, сняты в ироничном ключе. Фильм словно подмигивает зрителю: да, мы пляшем, а чего вы ожидали от индийского кино? Танец Сурайи (Катрина Каиф) и Фиранги почти пародия на индийские пляски. Интересно, Катрина Каиф сама так двигается, или ее все-таки подрисовали на компьютере? А дуэт Азаада и Фиранги это готовый музыкальный синопсис фильма. Чуть хуже обстоит дело, когда постановщики начинают напирать на лиризм, драматизм и пафос национально-освободительного движения. Выглядит несколько неуместно, но и этот танец, в котором заняты все действующие лица, не лишен остроумия.

Фильм отлично вписывается в тренд женской тематики. Зафира отнюдь не диснеевская принцесса в беде. Она полноправная экшен-героиня, но при этом остается женственной и ранимой. И она достигает всего вовсе не потому, что за ней приехал принц на белом коне. Она добивается этого своим трудом, своей силой и своей отвагой.

Оставаясь отличным развлечением, фильм, тем не менее, успевает поговорить и на важные темы. Например, что есть свобода? что есть служение? и что такое доверие. При этом, опираясь на исторические факты, фильм всеми силами старается избегать политики, а также больной темы колониального прошлого.

7 из 10

Источник