И что-то все-таки осталось.

И что-то все-таки осталось.

Сразу отмечу: книгу Кристи я читал. Был глубоко впечатлен, и решил не портить впечатление поспешным знакомством с экранизациями, наглядность которых редко позволяет сохранить собственное ощущение атмосферы, непременно порождаемое хорошим текстом.

Только через три месяца, когда жизнь книги в моем сознании начала угасать, я решил попробовать. Мой выбор пал на британский сериал «И никого не стало».

Одним словом, я не разочарован. Экранизация показалась вполне достойной. Сделана лента ярко, колоритно, динамично. Хронометраж вроде бы оптимальный: не растянуто, но нашлось место почти всему важному. А главное — удалось сохранить атмосферу загадки, страха и интеллектуального вызова, психологизма и отчаянной дедукции отчаявшихся героев.

Сами герои — тоже плюс. Все актеры справились отлично, вероятно, сполна реализовав замысел сценаристов. Но вот к этому замыслу есть определенные вопросы. В частности, разве похож Армстронг на рефлексирующего интеллигента, мучительно раскаивающегося в своем тяжелом проступке, как это было в книге?

Мне показалось, что сериалу не хватило тонкости. Работа Кристи столь кристально логична, что любые отклонения от оригинала чреваты проблемами в сюжете, неприятно удивляющими зрителя.

Вот, например, генерал Макартур. Неестественным и неадекватным выглядит экранное упрощение кончины офицера Ричмонда. Разве мог Макартур действовать так нелепо, грубо, «в лоб»? Не нарушает ли выстрел в спину внутреннюю цельность персонажа Кристи?

Обидно, что не нашлось экранного времени для отражения отеческого снисхождения Макартура к Вере. В книге это было ненавязчиво, но пронзительно и трогательно. Редкий проблеск человечности в нечеловеческих условиях. На месте сценаристов я бы ценил такие моменты.

С другой стороны, некоторые сцены сериала не имеют ничего общего с книгой — этакий приятный бонус. Вот только бонус этот едва ли порадовал бы Кристи и ее пламенных ценителей. Я говорю о нелепой вечеринке выжившего квартета, о лексике, неприемлемой дли британской аристократии того времени, об истеричных обвинениях героями друг друга. Все должно быть как-то… изысканнее, что ли?

Ну, и небольшой вопрос к убийце. В книге он был Художником. Жестоким, страшным, но художником. И жаль, что не нашел отражения финальный штрих на кровавом холсте — когда тайну грандиозного преступления фиксируют, запечатывают в бутылку и пускают в море.

Убийце тоже нужно извращенное признание… Поэтому он хочет раскрытия своего преступления. Этот момент в книге заставлял задуматься.

Но не будем о недостатках. Они все же умеренны, и позволяют провести просмотр с интересом и даже пользой. Драматичность сериала вызывает восхищение. Особенно впечатлила история Ломбарда, к которому возникает некая странная, но чистая и искренняя симпатия, и линия Веры, Сирила и Хьюго. Сериал заставляет прочувствовать, какой ужас может сотворить человек, и как трагически непоправимо это бывает…

Захотелось быть другим. Захотелось отвечать за каждый свой поступок. Захотелось уйти подальше от границы, отделяющей наши невинные стремления от настоящего преступления. Захотелось — и спасибо сериалу за это.

Десять солдатиков, десять негритят… Суть не меняется. Они исчезают один за другим, но оставляют за собой нечто важное. Некое предостерегающее послание, некую строчку нового волнующего стихотворения…

8 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ