Группировка от «Marvel» вновь на страже галактики

Группировка от «Marvel» вновь на страже галактики

К удивлению многих, три года назад режиссер Джеймс Ганн ярко и дико ворвался в мир кинокомиксов. Его фильм «Стражи галактики» стал открытием, неким недостающим звеном для студии «Marvel». И сейчас по прошествии достаточного времени, Ганн возвращается со второй частью приключений космических друзей. Сумев удивить зрителей в первый раз, он проворачивает то же самое, причем без особых нововведений.

На этот раз лихой компании придется по большей мере воевать с самими собой. Главным событием для всех является появление отца Питера Квилла (Крис Пратт). Встреча с сыном дает ответы на многие вопросы, однако соединение семьи со временем, не кажется таким уж и радостным.

Удовлетворяя в полной мере запросы зрителей, все же при просмотре может показаться, что второй акт стражей и провисает, однако данное чувство возникает из-за разъясняющих диалогов, цель которых дать ответы на возникшие в впервой части вопросы. И пусть во многом, на примере Питера Квила они предстают в тривиально форме отец-сын, все это позволяет картине изменять заряд ценностей героев и на определённое время сменить жанр и разместить акценты в драматической составляющей.

«Ганн пытается переквалифицировать фантастический боевик в космическую драму.

Нечто подобный у «Marvel» в плане игры с позиционированием фильма занимались братья Руссо, которые переодели сиквел первого мстителя в политический триллер. Тут же жанровая трансформация галактической группировки частичная, ни как не влияет на общий настрой картины.

Здесь что важно отметить, Ганн без вреда фильму и самой франшизе, совершил апгрейд успешной разработанной им формулы, которая поспособствовала такому коммерческому и зрительскому успеху. Вследствие чего продолжение выглядит более объемным и фактурным, стиллетическим выверенным в свойственной манере первого фильма.

«Введенные новые подсюжеты и микроновеллы образуют макроструктуру повествования, где, невзирая на галактическую межрассовость картины, персонажи сталкиваются с человеческими проблемами.

Это позволяет ленте стать более личной, благодаря, объясняющей середине, но при этом не теряет эмоционального вовлечения зрителя. Напротив, намеренное замедление темпа, на время приручает взбалмошный характер истории и дает передышку между экшен-вспышками. В свою очередь, развлекательная основа устойчиво, без особых изощрений, с умеренным визуальным воздействием погружает в авантюрные приключения. При этом отдельные сцены отдаленно навевают настроение, схоже со звездными войнами.

В действительности, диалогия «Стражи галактики» превращается в альтернативную космическую сагу, только более сглаженную, которая постепенно загоняет себя в концепт, обусловленный созданной студией вселенной. На данный момент при всех позитивных факторах, это вкупе создает, на первый взгляд, ложное опасение, что последующие работы будут нехотя увядать в «топких» попытках еще больше заставить удивиться зрителю. Отсюда и осторожное, бережливое отношение к истории, к структуре повествования и раскрытии личности героев. Сцена за сценой Джеймс Ван выстраивает личное, не продиктованное студией, видение фильма, что как нельзя лучше сказывается на общем восприятии.

«Да, сиквел, уже не настолько впечатляет оригинальностью и свежестью идей, тем не менее, это не принижает его креативность и всевозможную вариацию развития событий в фильме.

Все расставлено по свои действующим местам, каждый последующий новый введенный персонаж уместно, даже камео Сильвестра Сталлоне, вписывается в лейтмотив ленты. Тем самым даже второстепенным героям комфортно чувствовать себя на фоне главных действующих лиц, которые, к слову, еще более органично смотрятся друг с другом. А групповые эпизоды, как нельзя лучше провоцируют на проявление неконтролируемой симпатии к словесным «семейные» перепалкам. И позволяет этому случиться естественность и лишенная наигранность в важных для фильма моментах. Это в большей степени присуще временным отрезкам, где путем чередования серьезных эмоций, достигается, пусть и с некой прямолинейностью, воздействие и проверка морально-волевых качеств картины.

Впрочем, если уж что и выделяется еще больше, по сравнению со своим предшественником, та это музыкальная составляющая. То, что Джеймс Ганн с режиссерской точки зрения сделал все правильно, не вызывает вопросов, однако ему удается еще и максимально музыкально попадать. Он и Тайлер Бейтс (композитор фильма) второй раз подряд оживляют хиты 70-80-х, при этом композиционно саундтреки лишь усиливают эффект от просмотра.

«Пропорционально по отношению к остальным связующим, как режиссура, драма, музыка, выросло и наличие юмора. И здесь, есть повод кинуть камень в сторону Ганна.

Переход в количество обернулся видимой потерей в качестве. Он разрозненный, кое-где неуклюжий, с примесью частичного ухода и завуалирования шуток ниже пояса. Да, выглядит это не так уж очевидно, но зачастую его слишком много. Он пробрасывается настолько быстро, что не достигает желаемого эффекта, а некая заурядная мультяшность, со встроенным родственными проблемами, создает искусственную серьезность, что не позволяет говорить о взрослении фильма. История, основанная на внутренних конфликтах, до последнего не выходит за обозначенные границы, пытается играть на знакомых, легкоузнаваемых способах, что дает возможность предугадывать дальнейшие события, хотя непреднамеренная предсказуемость все же не отвлекает от основных действий.

Знаменитая цитата «Жизнь как коробка шоколадных конфет: никогда не знаешь, какая начинка тебе попадётся» как ни, кстати, подходит к сиквелу. «Стражи Галактики. Часть 2» — действительно, та коробка конфет, где все до предельного просто, но и одновременно так вкусно.

8 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ