Голодный огонь

Каждый из нас испытывает голод. Но, как ловко подмечено в ленте Ли Чхан Дона, главный голод это вовсе не тот, когда вы хотите чем-то перекусить. Тот голод лишь малый. Главный голод — это голод большой, великий. Голодание по смыслу жизни и бытия. Голод, что изничтожает, если его не утолить. Кто-то живет с ним бок о бок, привычно находясь в безделии, только лишь мечтая успокоить его потом, кто-то решается на жизненные путешествия уже сейчас, а кто-то давным-давно нашёл свой способ его утолять. Каждый из нас голоден по жизни и каждый ищет своё средство его насытить.

«Пылающий» — это удивительно грациозная история, что печальной и пугающей нитью прочно сковывает аудиторию. Будто огонь, горящий ярким и красивым пламенем, «Пылающий» захватывает внимание и не отпускает. Это вообще заслуга всего достойного корейского кинематографа. Он обладает какой-то своей особой душой и чувственностью. И даже если где-то история не понравится, то погрузиться в особую атмосферу будет не сильно сложно. И лента Ли Чхан Дона яркий пример великолепного корейского неоднозначного и сложного детективного триллера с интригующей историей.

Здешняя история — это история медленного погружения в горящие взаимоотношения людей, где первая половины ленты представляет вполне обычный рассказ о любовном треугольнике. Есть Джонсу — обычный парень из бедной семьи, только окончивший университет по специальности литература. Джонсу даже планирует написать книгу, правда, ещё не знает о чём. Однажды он встречает Хэми — милую девушку, с которой рос в одной деревне. И между двумя старыми знакомыми вспыхивает пламенная искра страсти, которую не может превратить в полноценное пламя герой Ю А-ина. Но вот незадача — Хэми улетает в Африку, желая утолить свой великий голод. По возвращению Хэми знакомит Джонсу с Беном. Бен — успешный и богатый парень со своими тайнами пристрастиями, истинная корейская золотая молодёжь, настоящий Гэтсби из романа Фицджеральда. И вот любовь всей жизни Джонсу уже встречается с Гэтсби, пока главный герой лишь может мечтать о ней, мастурбируя в комнате. Во что же выльется эта любовная история столкновения двух миров: стеснительного и нерешительного Джонсу с его незнанием жизни и решительного, полного жизни Бена с его странным хобби? И пламя, что тесно связано с тайной Бена, здесь будет разгораться все сильнее разными оттенками, выливаясь в печальные и пугающие вещи.

«Burning» элегантным образом уходит от этой истории любовного треугольника к завораживающему детективному триллеру во второй половине, где ничего до конца не будет ясно. Ли Чхан Дон умело играет со зрителем, пуская в ход недомолвки и загадки, что пронизывают всю историю. С помощью диалогов и постановки режиссёр умело описывает героев. А красной нитью по ленте идёт простая огненная метафора, что не просто позволяет раскрыть персонажей куда глубже, а будет отзываться в каждом последующем рассуждении о ленте.

Пожалуй, «Пылающий» не просто изящен и эстетичен, он к тому же наполнен пугающей ироничностью: главный герой — писатель, что не может увидеть скрытый смысл, бегая за реальным и упуская то, что совсем рядом. Писатель, что не знает о чём писать. Писатель без вдохновения и без музы, хотя она, казалось бы, так близка. В то время как его противник — тот самый Гэтсби — существует за счёт метафоры. Бен одухотворён куда больше главного героя, он наполнен вдохновением и понимает истинную красоту всего сущего. И пока второй наслаждается умиротворённостью, первый бегает в поисках неочевидной очевидности, что лишь только уничтожит самое дорогое.

Пламя и велкиий голод — основа всего. Каждый из героев голоден по жизни, но не каждый готов его утолить. Джонсу, полный нерешительности и стеснения, не пытается его преодолеть, теряя то неповторимое, что поможет удовлетворить душевную нужду и позволяет взглянуть на жизнь иначе. Но жизнь не стоит на месте, дожидаясь кого-то. Вот и она распоряжаемся так, что Хэми уже в объятиях Бена — решительного и живого. Джонсу остаётся только привычно тихо сидеть в кругу друзей Бена, видя, как тот с зевком слушает свою очередную девушку. Для Бена жизнь идёт здесь и сейчас, пока Джонсу совсем не решается жить, а продолжает существовать. Главный герой ещё с детства потерял всякую увлечённость, до сих пор вспоминая печальное прошлое своей семьи, что даёт отголоски в настоящем. А герой Стивена Яна же давно нашёл то необходимое, чтобы избавиться от великого голода, когда Джонсу своё средство — единственное и последнее — быстро и спешно теряет. Неудивительно, что Хэми — живущая настоящим, наслаждающаяся жизнью полной обнажённой грудью — выбирает Бена. Для неё ценно наслаждение своей жизнью, ей вовсе не важно, было что-то или не было, ведь любая пантомима может заменить реальность, а сама реальность прошлого может отзываться лишь загадочностью и вымыслом. Хэми дышит жизнью, не угасая. Бен горит своим особым загадочным огнём. А в Джонсу этот пламень жизни лишь тлеет.

И вот, герои очерчены, а сама история только лишь набирает обороты. Зритель движется вперёд сквозь те самые недомолвки, стараясь уловить истинный смысл метафоричности всего вокруг. Тихим шагом он поглощается лентой, полностью отдаваясь в её интригующие объятия в ожидании развязки всего этого сложного эмоционального действа. Помимо истории «Пылающий» обладает великолепной визуальной составляющей, где операторская работа — такая же плавная, спокойная и завораживающая — оставляет в истинном наслаждении. Дивные планы, создающие атмосферность, будь то ночное небо, поле или озеро — всё это завораживает при просмотре. Конечно, не только операторская часть, но и в целом вся постановка работает на раскрытие героев — бедный дом Джонсу, маленькая квартира Хэми или же богатые апартаменты Бена. Всё вокруг, всё отношение к жизни говорит о состоянии героев, о них самих лучше любых слов.

История Ли Чхан Дона — это тонкое столкновение трёх совершенно непростых людей, что желают утолить великий голод, сжигающий изнутри. Каждый горит своим особым пламенем, но этот огонь — вещь опасная, существующая по самым разным причинам. Огонь ревности и обиды, что позволят сказать ненужные слова в самый ненужный момент. Огонь недоверия и злости, что может привести к пугающим последствиям. Пламя и голод равноценны в плане уничтожения, но, кажется, различны по наполнению. Первое может завораживать, второе же только доставлять дискомфорт. Но здесь они в большей степени едины. Одно неловкое слово, один упущенный момент — и самое важное исчезнет, сгорев дотла, оставив лишь боль и угрызения, которые не унять. А насытить великий голод пеплом, оставшимся в кострище, будет уже совсем невозможно.

Источник