Галактика Симфонический Путь

Галактика Симфонический Путь

Как и положено революции, «Звездные войны» отправили в утиль старые представления о зрелищном кино, а на массу обновленных стандартов принято ориентироваться и в наше время. Вселенная Джорджа Лукаса поражала грандиозностью замысла, масштабом эффектов, скрупулезностью исполнения и, не в последнюю очередь, эпическим музыкальным сопровождением. Джон Уильямс вслед за режиссером творил собственную историю, и созданные им симфонии зажили своей жизнью, вспомнить хотя бы «Имперский марш». Давайте признаемся, что без завораживающе-тревожных аккордов Дарт Вейдер лишился бы минимум половины своей крутизны, не зря же родилась шутка про плеер на груди. А как насчет роскошных оперных раскатов, сопровождающих схватку за Набу? Такая музыка налаживает за постановщика душевный контакт со зрителем. Прогулка по самым сильным композициям, воспоминания о событиях — настоящее удовольствие, сравниться с которым способна лишь дрожь от концовок третьего, четвертого и шестого эпизодов. А если в качестве рассказчика выступает Иен МакДермид, незабвенный канцлер Палпатин, то за концентрацию внимания беспокоиться не придется.

Картина-сборник стала своеобразным постскриптумом к «Мести ситхов». Она окунает в океан музыкальных чудес и заставляет еще раз подивиться проницательности Лукаса. Искушение Энакина Скайуокера, а затем и Люка было бы скучнейшим процессом без убедительного «змия». Голубые глаза МакДермида в сочетании с его мягкой улыбкой внушают веру, и только потом подмечаешь удивительную цепкость взгляда. Шотландец, конечно, не Хопкинс в роли Ганнибала Лектера, но гипнотизировать умеет так же виртуозно. Великолепный актер в непривычном «гражданском» облачении, окруженный инструментарием Лондонского симфонического оркестра берет на себя новую ответственную миссию. Поклонникам «Звездным войн» известна каждая из представленных композиций, но МакДермид помогает увязывать их с событиями сразу нескольких эпизодов. Удивительное дело: Лукаса часто упрекали за использование одних и тех же ходов, но «Музыкальное путешествие» доказывает справедливость такого стиля. Повороты новой трилогии органически перекликаются с твистами старой, и, несмотря на разницу эпох, повествование восхищает цельностью. Музыка на то и музыка, чтобы объединять, да и как может быть иначе, если Джон Уильямс для каждого событийного пласта создавал нечто оригинальное и гармонически выверенное?

Документальная лента образована шестнадцатью клипами, и в каждом из них кусочки космической эпопеи. Мы видим становление ключевого героя, обстоятельства его падения, вспоминаем космические бои с имперскими станциями, можем вновь насладиться гонками по Татуину и погоней в поясе астероидов. С легкой полуулыбкой МакДермид напоминает о том, с чего все начиналось и к чему в итоге пришло. Под стать этому «мостику времен» и сами симфонии: трагические, романтические, жизнерадостные, но всегда остающиеся самостоятельными произведениями. За шесть фильмов Уильямс ухитрился ни разу не повторить себя, чем нередко грешат нынешние звезды кинокомпозиторского цеха. Ловко играя чувствами слушателя, музыкальный гуру позволяет заново пережить наиболее яркие и узловые моменты саги, для чего не нужны слова, а нужные образы рисуются причудливыми узорами сами собой. Дирижерским воздействием на душу невозможно пресытиться, ведь любимые мелодии потому и становятся любимыми, что хранятся возле сердца и стремительно доносятся до мозга, когда ностальгия становится особенно сильной. И если по какой-то причине вы до сих пор не уделяли внимания музыкальному аспекту творения Лукаса, то картина поможет наверстать упущенное.

Однако «Путешествие» ведет своего зрителя не только по нотам. В нарезке сцен оказалось немало и концепт-артов, раскрывающих историю облика героев. Легенда рождалась на бумаге, оживала с кукол, макетов и папье-маше. Все когда-то делалось вручную, дорабатывалось и совершенствовалось до невроза и абсолютного изнеможения. Но как может быть иначе? Путь в историю не получается простым — спросите у того же Лукаса. Да и Джон Уильямс при желании способен поведать, сколько суток сна он не добрал, когда создавал композиции, обессмертившие его имя. Феномен «Звездных войн» как раз и состоит в слаженности трудов каждого члена съемочной площадки. В 77-м эти люди не понимали, что творят их руки и чего им удастся добиться. Теперь же мы имеем удовольствие видеть результаты каждого дня, каждого спора и каждого озарения. И особенно приятно гулять по страницам космической истории под знакомые аккорды.

Американец Уильямс по праву входит в сонм величайших композиторов мирового кинематографа. В компании у него собрались мужчины что надо: Эннио Морриконе, Нино Рота, Джеймс Хорнер, Микаэл Таривердиев, Алан Сильвестри, Александр Зацепин, Ханс Циммер, Джерри Голдсмит, Максим Дунаевский, Клинт Мэнселл и многие-многие другие. Лучший друг Лукаса и Спилберга, бог дирижерского пульта и владыка клавиш фортепиано основательно вложился в несколько картин, которые в той или иной степени можно считать выдающимися. Но в памяти он останется, конечно же, создателем симфонии далекой-далекой Галактики. Куда бы ни было суждено однажды причалить космическому кораблю Джона Уильямса, а сомневаться не приходится: его там встретит выстраданная, заслуженная и вечная слава.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ