Фраза Бората «Very nice!» стала слоганом кампании по привлечению туристов в Казахстан

После релиза «Бората 2» многие ожидали, что власти Казахстана вновь выступят против комедии, которая демонстрирует их страну отсталой и дикой. Этого, однако, так и не произошло. Наоборот, стараниями американца Дэнниса Кина, бывшего студента по обмену, и его коллеги Ермека Утемисова одна из знаменитых фраз Бората — «Very nice!» — стала слоганом новой туристической кампании Казахстана.

При поддержке Kazakh Tourism Кин и Утемисов сняли серию роликов, в которых люди ходят по Казахстану, наслаждаясь местными видами, и произносят: «Very nice!»

«Казахстан? Very nice! — гласит подпись под роликом. — Возможно, вы слышали об этом месте, оно лучше, чем вы могли себе представить. Там бескрайние степи, песок и эпические горные вершины всего в нескольких минутах езды от современного мегаполиса. Там казахская чесночная конская колбаса встречается с пикантной уйгурской лапшой. Там у торговых центров есть песчаные пляжи и стеклянные шары на горизонте. Там люди такие дружелюбные, что вы можете просто попасть на казахский той (традиционная свадьба) после нескольких „салям“ („привет“). Как можно описать это удивительное место двумя словами? Как сказал один мудрец: „Very nice!“»

Заместитель председателя Kazakh Tourism Кайрат Садвакасов считает, что во время пандемии коронавируса, когда туристические поездки фактически приостановлены, любые упоминания Казахстана в прессе пойдут стране только на пользу. Даже если страна упоминается в не самом лучшем свете. «Мы бы очень хотели поработать с Коэном или даже пригласить его поснимать здесь», — добавил Садвакасов.

Создатель «Бората» Саша Барон Коэн также прокомментировал новую рекламную кампанию Казахстана: «Это комедия, и Казахстан в фильме не имеет ничего общего с реальной страной, — написал он. — Я выбрал Казахстан, потому что это было место, о котором в США почти никто ничего не знал, что позволило нам создать дикий, комедийный, фальшивый мир. Настоящий Казахстан — прекрасная страна с современным гордым обществом, прямая противоположность версии Бората».