Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

В прокат вышли «Плохие парни навсегда» — третий фильм франшизы про пару детективов из Майами. Из проекта ушел режиссер двух первых частей Майкл Бэй, и это заметно отразилось на его стилистике.

Как было раньше

Первая часть «Плохих парней» вышла в 1995 году. Продюсеры Джерри Брукхаймер и Дон Симпсон, ответственные за взрывные боевики конца 1980-х вроде «Лучшего стрелка» и «Полицейского из Беверли-Хиллз», поручили молодому клипмейкеру Майклу Бэю соорудить им новый хит. Бэй снял типичное бадди-муви про разность характеров и бесконечные перестрелки: герои, два чернокожих полицейских из Майами, расследовали пропажу огромной партии героина, попутно совершая уморительные рокировки. Убежденный холостяк Майк Лоури (Уилл Смит) был вынужден отыгрывать роль примерного семьянина, а примерный отец Маркус Бернетт (Мартин Лоуренс) — наоборот. Критики от «Плохих парней» были не в восторге, режиссера упрекали в излишней любви к зрелищным спецэффектам. Но кому какое дело до мнения журналистов, если фильм собирает 141 млн долларов при бюджете в 19?

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

«Плохие парни» 1995

Спустя несколько лет смертельный трюк решили повторить. К этому времени Смит и Лоуренс стали большими звездами (Смит так и вовсе наиграл на оскаровскую номинацию за «Али» и снялся в нескольких блокбастерах), а Бэй утвердился как режиссер со своим авторским стилем, отточенным на съемках «Скалы», «Армагеддона» и «Перл-Харбора». Стиль этот получил название bayhem (производное от фамилии режиссера и «mayhem», то есть «хаос»). Слагаемые очень простые: обилие пиротехники и транспортных коллапсов, мелкорубленый монтаж и особая манера съемки главных героев (низкий угол, рапид, камера, нарезающая круги), превращающая их в героев эпоса. Адреналиновый режиссерский стиль Бэя подробно разобран в нашем видеоэссе.

«Плохие парни 2» вышли в 2003 году и привели критиков в бешенство. Смит и Лоуренс охотились за карикатурным наркобароном, а в финале незаконно вторгались на Кубу, оголтелый мачизм (мальчики спасают девочек, плюс обилие сцен, в которых женские персонажи одеты только в бикини), полный bayhem — в общем, «кинематографический аналог токсичных отходов». Однако Бэй стал объектом обожания массового зрителя и даже заслужил почетное упоминание в пародийном бадди-муви «Типа крутые легавые» Эдгара Райта: провинциальный британский коп в исполнении Ника Фроста считает образцом крутости «На гребне волны» и «Плохих парней 2».

Почему третью часть так долго ждали?

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

Голливуд редко оставляет успешные франшизы без продолжений, но проект триквела не заладился с самого начала по банальным финансовым причинам: Бэй и Смит требовали слишком много денег. Дальше третьи «Плохие парни» попали в жернова производственного ада: сценарий много раз переписывался с нуля, режиссеры менялись, дата съемок постоянно откладывалась. В итоге Бэй ушел из проекта. Сам он уверяет, что сделал это из-за постоянной чехарды со сценарием, но Смит проговорился, что дело все же в деньгах. Бэй стал слишком дорогим для нишевого фильма с рейтингом R. Вместо него режиссерами утвердили Адиля Эль Арби и Билала Фалла, фактически ноунеймов из Бельгии, авторов криминальных драм «Бандос» и «Черный» . Финальную версию сценария написал Крис Бремнер, еще одна темная лошадка, поэтому ожидания от третьей части были, мягко говоря, невысокими.

Что получилось

Вливание свежей крови явно пошло на пользу «Плохим парням». Это чувствуется с первых же минут, когда герои, нарушая все мыслимые правила ПДД, неистово гонят куда-то. Зритель наивно полагает, что за очередным наркобаронам, но нет! Они торопятся в роддом, где только что родился внук Маркуса. Да, годы берут свое: пока стареющий плейбой Майк Лоури продолжает носиться на «Ламборджини» и подкрашивает бородку, его напарник выходит на пенсию, чтобы сидеть, запахнувшись в уютный халат, перед теликом и смотреть мыльные оперы (ближе к финалу в фильме случится сюжетный поворот как раз в духе мексиканского сериала).

Возрастные изменения

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

Воссоединение стариков происходит не от хорошей жизни: неизвестный стрелок, сводя давние счеты, пытался убить Майка. И вот дуэт выходит на тропу мести. Заказчиком неудачного покушения оказывается вдова мексиканского наркобарона (тут новый фильм верен традиции) — Изабель (Кейт дель Кастильо)

С возрастом парни образумились, хотя и немного погрустнели. Впервые фильм этой франшизы может похвастаться не только пиротехникой, но и вдумчивыми драматическими мотивами возрастного кризиса. Герои меняются, но и мир вокруг них изменился. Все строго следуют прогрессивным трендам и не позволяют себе прежних излишеств (во втором фильме герой Лоуренса, например, лежал в морге в обнимку с полногрудой мертвячкой). Убойный экшен остался, правда теперь огонь ведется и по самому святому: героя Лоуренса наградили импотенцией и неврозом, из-за которого он ходит к психоаналитику.

Новые герои

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

Но многие плохие привычки неискоренимы: плохие парни по-прежнему не щадят муниципальную собственность и жизни преступников. Поэтому в историю ввели систему противовесов — второплановую команду АММО, наркодетективов XXI века (любят поразмыслить, не любят рисковать и пользуются дронами). Тут настоящий паноптикум: мускулистый пацифист-хакер (Александр Людвиг), живой символ герл-пауэр (Ванесса Энн Хадженс) и дерзкий плейбой (Чарльз Мелтон), эдакий Уилл Смит 2.0 (как не пошутить про «Гемини»?). Это нововведение — тоже примета времени. Сейчас в моде боевики не про двух напарников, а про большую команду, не зря самой кассовой и долгоиграющей экшен-франшизой XXI века остается «Форсаж». Обновленная формула может подарить «Парням» вторую жизнь — постаревшие персонажи Смита и Лоуренса в теории могут стать наставниками новых копов, которые пойдут по их следам.

Плюсы перезагрузки…

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

Несмотря на усилившиеся комедийные и драматические нотки, «Плохие парни» все-таки остаются крутым боевиком. По мегаполису летают смятые машины, на улицы падают пылающие вертолеты, а герои то и дело вступают в смертельные перестрелки и драки (новая этика не помеха старой эстетике). Пенсионерские очки Маркуса (без них он даже не может поймать пушку, которую бросает напарник!) не помешали духоподъемной батальной хореографии. Дымовые шашки превращают заброшенный склад в фестиваль красок, взрывные волны исправно бросают негодяев на самые острые углы (крови на рейтинг R не жалели), а финальная битва происходит в горящей церкви — за этот парадоксально-пафосный символизм «Парням» полагается еще одна звездочка. Подвижная камера то и дело превращает вертикаль в горизонталь, хотя реновация чувствуется и на уровне экшена, а не только в сценарии. Бельгийские режиссеры не устраивают bayhem, предпочитая шредеру на экране довольно сдержанный монтаж и внятный видеоряд без злоупотреблений рапидами, без трясущейся камеры и съемки с низкого ракурса.

….и ее издержки

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

Нельзя сказать что эта относительная умеренность — стопроцентное благо. «Плохие парни» всегда строились не только на актерской химии Лоуренса—Смита (она как раз на месте), но и на режиссерской избыточности Майкла Бэя, который даже обычный диалог снимает так, будто это сцена из «Матрицы». Вместе с его истерическим стилем «Парни» будто бы потеряли часть своего брутального обаяния. Но отряд не заметил потери: «Плохие парни» уверенно лидируют в американском прокате.

Резюме

Фильм недели: По-прежнему ли хороши «Плохие парни»?

Отчаянно ностальгирующие по Бэю фанаты (он, кстати, появляется тут в камео тамады на свадьбе) будут несколько разочарованы, но смогут могут утешится на Netflix, где недавно вышел новый боевик Бэя «Призрачная шестерка». В нем группа наемников пытается свергнуть президента вымышленного Тургистана, а камера все еще устраивает сокрушительный bayhem. А остальным нужно радостно готовиться к продолжению франшизы: уже запущен в производство четвертый фильм по сценарию Бремнера, Смит и Лоуренс в деле. У режиссеров Арби и Фалла тоже все хорошо — они приписаны к четвертой части «Полицейского из Беверли-Хиллз».

Марат Шабаев