Фантастические твари

В нашем подсознании живут чудовища, немыслимые твари, которых мы охотно подкармливаем придуманными кем-то историями. Вот и сказки под тонкой скорлупой детского рейтинга на проверку оказываются вместилищем если не хтонического ужаса, то недобрых событий, сакрального символизма и непредсказуемых взаимоотношений между добром и злом. Находятся и те, кто черпает в этой мистерии образов собственное вдохновение, как Гильермо дель Торо в графических историях Миньолы.

Сам же Миньола, подлинный отец героического демона с отпиленными рогами, рисуя свой мир, подпитывает его не только мифами и христианскими образами далекого прошлого, но и вымыслами современной цивилизации, чей диапазон ширится от псевдоподлинного нацистского оккультизма до баек о сверхсекретных учреждениях, стоящих на страже человечества. Однако дель Торо, будучи не только преданным поклонником неоготических сказок Миньолы, но и самодостаточным автором со своим уникальным видением мифологического материала, далеко уходит от книжного первоисточника. Это касается и того, какие образы насыщают кинематографическую историю, и того, как они взаимодействуют между собой. Речь в данном случае уже не об экранизации, а о переосмыслении оригинальной сюжетной канвы.

Что общего между графической новеллой и фильмом, так это ряд ключевых маркеров, на которые опирался режиссер при создании сценария. Его история так же вытекает из псевдонаучного нацистского эксперимента 44-го и последовательно развивается в противостоянии Хеллбоя с демоническим Распутиным. Из книги же плавно перетекают и прочие значимые персонажи: профессор Брум, пирокинетик Лиз и потрясающий человек-амфибия Эйб Сапиен. Их образы не просто оживают благодаря чуду синема и стараниям актёров, они значительно углубляются, приобретают психологические черты не свойственные прототипам, строят между собой сложные, подлинно человеческие взаимоотношения. И отсутствие картонных персонажей и бездарных актёров под масками безусловное достижение режиссёра.

Некоторые сомнения вызывает лишь молодой агент Майерс, в общем-то обычный человек, попавшый на хелоуинскую вечеринку, чьими глазами мы и открываем для себя мир демонов и разных фантастических тварей. Не секрет, что зрителю проще ассоциировать себя с простым парнем, а не с красным громилой, прячущим хвост и подпиливающим рога. И лишь в этом отношении заведомо костыльный персонаж оправдывает свое существование, постоянно находясь в центре истории. Дель Торо явно хитрит, уверяя зрителя в его значимости, и к середине картины становится ясно, что истинным героем истории является Хеллбой — обаятельнейший, нахальный и отчаянно влюбленный в женщину демон, чьей харизме и великодушию позавидовали бы все персонажи кинокомиксов вместе взятые.

В этой мрачноватой, но визуально яркой и увлекательной сказке сплелись на редкость не сочетаемые образы: воскресающие зомби-нацисты и создания из научной фантастики свободно уживаются с демоническими тварями христианского паноптикума. Урбанические пейзажи Америки и секретные базы с легкостью сменяются грандиозными подземными галереями подмосковного кладбища. Лихой экшен с драками и перестрелками органично вплетается в историю любви. Но на фоне приближающегося поистине ктулхианских масштабов апокалипсиса действительно значимой остается лишь проблема выбора между человеческой моралью и дьявольским предназначением. И мы точно знаем, на чьей стороне правда.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ