Это очень круто. Это — по-мужски.

Это очень круто. Это — по-мужски.

Первый раз за долгое время посмотрела телевизор и фильм по телевизору. После трансляции Бессмертного полка 1-й канал включает «28 панфиловцев». Включает как живую иллюстрацию к тому, о чем скупо и сбивчиво рассказывали в камеру люди, глядя на портреты своих близких. Народный фильм вслед за народной акцией. И все это Действительно — Народное.

То, что ставится в вину картине, я, напротив, отношу к ее победе. Массовый подвиг вместо фокусирования на деталях одной судьбы. Эмоциональная аскетичность вместо упивания тонкими психологизмами. Это кино — не противопоставление великому советскому кинематографу. 28 панфиловцев — это новое время и его новые вызовы. И идеальный на них ответ.

Мы устали от подмены понятий. Мы устали от подмены ценностей. Когда, шаг за шагом, от «психологических ситуаций, в которых оказывается человек на войне», выражаясь словами Антона Долина, мы пришли в ситуацию, где вообще размылся смысл прихода этого человека на эту войну.

И подмена эта произошла не стихийно. И возвращение ценностей на свои места тоже происходит не стихийно. Это — исторический процесс, и счастье, и радость иметь возможность его наблюдать и проживать. Когда единственным смыслом солдата на войне остается битва за Родину.

Создатели картины вернули нам этот смысл. Сделали его единственно важным, явным и однозначным. Когда вся картина свелась к одному бою, а весь бой свелся к элементарным действиям, а все действия, в свою очередь направлены на одну задачу — Задержать Врага.

Это Мужское кино. Примитивное и архаичное. Где вместо богатого спектра эмоций, вместо тысячи тонов и полутонов «художественного произведения», мы видим один тон и одну эмоцию — Ярость. Звериную ярость при виде врага, которого Надо Остановить. И любой нормальный мужик чувствует, что только так и могло оно быть. Потому что по-другому такие войны не выигрывают.

Почему советские картины о войне были более тонкими, более многозначными, более личными.

50 лет назад война была еще близка и понятна каждому. Еще каждый второй носил в сердце ее мельчайшие детали как осколки в теле, «Защищать Родину до последней капли крови» для каждого было делом очевидным и естественным. На этом не нужно было специально делать акценты. Даже 30 лет назад, уже не для каждого, но еще для многих, было делом очевидным и естественным.

Для нас сегодня очевидным является только личный комфорт и успех. Мы как курица с яйцом готовы носиться со своими «психологизмами», да вот только Родину защищать в таком обабленном состоянии духа невозможно. Мне насмерть не надо, мне надо намертво…(с)

А про «самобытный художественный язык» кинокритику Антону Долину от команды знатоков отвечает наш великий режиссер, учитель и воспитатель наших великих режиссеров, Михаил Ильич Ромм:

«Картина должна доходить до сердца каждого человека, следовательно, речь в ней должна идти о событиях, близких каждому и волнующих каждого»

«Если картина должна быть понятна всем, значит, она должна быть проста.»

«Народный характер нашего искусства накладывает отпечаток на все его стороны»

Михаил Ильич — гений кино. И он, и все его ученики, в первую очередь — мастера атмосферы, тонких деталей, чувственных нюансов. Но время изменилось. И сейчас нам важен «народный характер нашего искусства». Нам важно просто вспомнить, кто мы и зачем мы здесь. Нам нужны «28 панфиловцев»

Спасибо Всем. Создателям фильма. Всем, кто своим доверием и финансовой помощью сделал его по-настоящему народным. Всем, кто принял и понял.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ