Это не просто кризис среднего возраста, это крах американской мечты, и, как следствие, всепоглощающая зависть.

Это не просто кризис среднего возраста, это крах американской мечты, и, как следствие, всепоглощающая зависть.

Странно, но читая рецензии, я ни у кого не встретил мысли о том, что кризис самоощущения у Бреда просто запрограммирован идеологией общества, в котором он живёт. Разве американская мечта канула в небытие? Ни в коем разе. Наоборот, она уже внедрилась в умы людей по всему миру, адаптируясь, где надо, к местной специфике. А в соответствии с ней тот наиболее счастлив, кто большего достиг. Не тот, кто помогает людям, не тот, кто жертвует собой, не тот, у кого хватает денег на выплаты по закладной. А тот, кто больше всех заработал, и не важно, каким путем. Это может быть и коррупция, и криминал — неважно, если об этом не узнАют. Может быть, конечно, и «честно» заработанные деньги — хотя по настоящему больших денег кристально честно не заработаешь. Не стоит себя обманывать.

Бреду тоже хочется мелькать в телевизоре, летать на частном самолёте, иметь несколько миллионов (чем больше — тем лучше) в банке, жить на омываемом теплым морем острове с парой красоток, ему хочется, чтобы его узнавали, чтобы его книги продавались — ведь это и есть американская мечта? Что тут плохого? Но он понимает, что ничего из перечисленного у него нет и уже не будет, и наступает разрыв шаблона. Как же так? Учились вместе, у профессора был любимчиком, но тот почему-то приглашал к студентам не его, Бреда даже перестали приглашать на свадьбы и другие мероприятия бывших сокурсников. Он — не их круга (статуса), определяемого материальным и социальным положением. И он забывается, как в «Черновике» Лукьяненко. Кому нужен лузер на празднике жизни? А то, что в Индии живут меньше, чем на 2 доллара в день, его утешить не может. Он не в Индии, и он сравнивает себя с однокашниками. Разве все мы поступаем не так?

А ведь наверняка среди соучеников Бреда есть и более «неудачливые», может быть, спившиеся, обанкротившиеся, безработные, умершие. Ведь сам Бред живет не так уж плохо. Но вспоминает он только о преуспевших, как ему кажется, и ест себя поедом.

Тщательно маскируемую зависть персонажа Стиллера мы чувствуем на протяжении всего фильма. И она совершенно естественна. И прекрасно показана режиссером и актером, который, оказывается, способен не только на «туалетный» юмор.

Редко встречаются фильмы, соответствующие жизненной правде. Этот — близок к ней.

Источник