Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

К началу второго сезона «Шучу», драматического сериала с Джимом Керри, вспоминаем комических актеров, успешно освоивших искусство быть смертельно серьезными.

Джим Керри

«Человек на Луне», «Вечное сияние чистого разума», «Шучу»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Газеты продолжали звать его «человек с резиновым лицом», но Джим Керри уже понимал: нельзя строить карьеру на одной эластичности мимики. После переходной роли в «Шоу Трумана» актер окунулся с головой в работу над байопиком Энди Кауфмана, комика-абсурдиста, кумира отрочества Керри («Человек на Луне»). Номера с имитацией кинозвезд пользовались особым успехом еще в его ранних выступлениях, но Керри всегда перегибал палку, и получался жутковатый шарж: ходившие ходуном брови Джека Николсона у него начинали жить своей жизнью, взгляд исподлобья Джеймса Дина выглядел как посмертная маска идола. С Кауфманом вышло похоже: метаморфоза Керри была столь яростной, что временами казалась уже необратимой, и съемки запомнились не меньше самой картины — смотрите док «Джим и Энди: Другой мир».

Керри взял себя в руки в проекте другого Кауфмана, сценариста. «Вечное сияние чистого разума» в постановке Мишеля Гондри — один из нежнейших фильмов о любви этого века. Здесь Керри уже не хлопочет лицом — скорее запоминаются его дрожащие от любовного трепета руки. Сейчас Гондри снова работает с актером в своем драматическом сериале («Шучу») о ведущем детской передачи с личной трагедией за плечами.

Сериал «Шучу» смотрите на КиноПоиск HD по подписке «КиноПоиск + Амедиатека».

Адам Сэндлер

«Любовь, сбивающая с ног», «Истории семьи Майровиц», «Неограненные драгоценности»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Сэндлер — артист комедий, стыдных даже на фоне кривляний Керри. Такое тоже надо уметь, и следившим за его карьерой всегда было ясно, что этот камушек ждет своей огранки. Первым подступился Пол Томас Андерсон, отдавший комику главную роль в «Любви, сбивающей с ног». Впрочем, и там казалось, что скорее Сэндлер перековал режиссера, чем наоборот — слишком уж сумасбродным порой казался фильм.

Пятнадцать лет спустя погрузневший и одутловатый Сэндлер сгодился для нью-йоркской драмы Ноа Баумбака «Истории семьи Майровиц». Комик не затерялся на фоне Дастина Хоффмана, но это трудно было назвать прорывом. Звездный час Сэндлера пробил в этом месяце, когда на Netflix вышли «Неограненные драгоценности» — жесткая и стремительная драма о ювелире с неодолимой тягой к тотализатору (подробнее о ней читайте тут). Сэндлер мгновенно встроился в традицию кино об азартных игроках («Игрок» с Джеймсом Кааном или «Калифорнийский покер» с Эллиоттом Гулдом), тем более что в этих фильмах, как и в «Драгоценностях», важную роль играло еврейское происхождение героя. Есть ли жизнь у драматического актера Сэндлера после роли у Сэфди — вопрос открытый.

Мелисса Маккарти

«Сможете ли вы меня простить?»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Для комиков вроде Мелиссы Маккарти наступило непростое время. Она играла на подхвате у Сандры Буллок и в ансамблевых комедиях, но новая политкорректность Голливуда поставила под угрозу само ее амплуа смешной корпулентной женщины. Маккарти не растерялась и сыграла в биографической драме «Сможете ли вы меня простить?» о писательнице Ли Израэль, которая наловчилась писать фальшивые письма от лица покойных знаменитостей. Фильм, в котором Маккарти пришлось много писать и полагаться скорее на мелкую моторику, нежели на широкий комический жест, принес ей номинации на «Оскар», BAFTA и «Золотой глобус».

Стив Карелл

«Охотник на лис»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

«Я орнитолог, но, что важнее, я патриот», — когда Стив Карелл появляется в «Охотнике на лис», зритель сразу ощущает недоброе напряжение, исходящее от персонажа. Миллионер Джон Дюпон, наследник одной из богатейших семей США, в 1987 году предложил борцам братьям Шульц стать тренерами в его центре подготовки атлетов. В 1996 году при неясных обстоятельствах и без видимых причин Дюпон застрелил старшего брата, был приговорен к заключению и признан психически больным. На экране Карелл воплощает образ человека, внутри которого уже произошел некий слом: его реплики звучат слегка невпопад, его голова всегда чуть вскинута, его взгляд рассредоточен. Карелл сам провел этот фильм в борьбе с двумя сильными актерами — Ченнингом Татумом и Марком Руффало — и во многих сценах вышел победителем.

Эдди Мёрфи

«Девушки мечты»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Сегодня многие помнят Мёрфи как находчивого Акселя Фоули в «Полицейском из Беверли-Хиллз», заглавного героя из «Доктора Дулиттла» — в общем, друга нашего детства. В США, однако, Мёрфи начинал как стендап-комик с рискованным репертуаром, который помог раскрепоститься многим черным юмористам и в целом обновил представления о том, что можно произносить со сцены. Да и личную жизнь Мёрфи не назвать благообразной: множество внебрачных детей, история с проституткой-трансвеститом — много чего бывало. Врожденная порочность помогла ему с ролью Джимми Эрли в «Девушках мечты», хищного, депрессивного соул-певца, который идет по пути саморазрушения, пока его карьера мчится под откос. «Золотой глобус» и номинация на «Оскар» — вот что бывает, когда выпускаешь своих демонов на экран.

Моник

«Сокровище»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Звезда стендапа Моник играла в фильмах наподобие «Толстушек» и «Магазинчика красоты», но после сорока получила роль в кино совсем другого рода. В драме Ли Дэниелса «Сокровище» она играет безработную и абьюзивную мать старшеклассницы Клариссы. Этот образ сущего дьявола в аду гетто, где нет места невинности, но все-таки возможна надежда, принес Моник «Оскар» за роль второго плана.

Стив Мартин

«Испанский узник»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Пока зрители видели в Стиве Мартине придурка из одноименной комедии, Дэвид Мэмет разглядел в вечно седом комике нечто противоположное. В неонуаре «Испанский узник» Мартин оказывается соавтором грандиозной иллюзии, которую несколько аферистов сплетают вокруг главного героя. О себе персонаж Мартина говорит в типичной манере мэметовских персонажей: «Я — решала с золотым сердцем». И правда, кого еще, как не этого господина с обезоруживающей улыбкой, можно представить в такой роли?

Джерри Льюис

«Король комедии», «День, когда плакал клоун»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Большинство артистов в этом списке снискали славу в стендапе, но не Джерри Льюис — наследник немой комедии, гений эксцентрики, трюкач, сценарист и режиссер многих своих фильмов, включая, например, «Чокнутого профессора», ремейк которого с тем же Эдди Мёрфи хорошо нам знаком (оригинальный фильм хранится в Библиотеке Конгресса как национальное достояние). В 1970-м у Льюиса вышла военная комедия «В какой стороне линия фронта?» о Второй мировой, сюжет которой слегка смахивает на «Бесславных ублюдков». После нее Льюис внезапно посерьезнел: сбросил 16 кг, объехал места бывших концлагерей в Освенциме и Дахау и начал делать фильм об ужасах холокоста «День, когда клоун плакал». Однако картина так и не увидела свет. Льюис разругался с продюсерами, забрал себе черновой монтаж, в то время как студия вернула во владение съемочный материал. До самой смерти комик так и не решился явить миру свою самую серьезную работу. Ходят слухи, что Льюис успел передать копию Библиотеке Конгресса, которая по условиям договора сможет показать картину в 2024 году. А пока нам остается вспоминать другую драматическую роль комика — в «Короле комедии» Скорсезе, где он играет усталую версию самого себя.

Юрий Никулин, Андрей Миронов и Леонид Ярмольник в фильмах Алексея Германа

«Двадцать дней без войны», «Мой друг Иван Лапшин», «Трудно быть богом»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Алексей Герман отличался особым подходом к кастингу: снимал в ролях уголовников настоящих уголовников и нередко ломал устоявшиеся амплуа профессиональных актеров. В трех его фильмах значительные драматические роли играют артисты, ассоциировавшиеся у советского зрителя с комедией, а то и цирком. В «Двадцати днях без войны», зарисовке о короткой передышке фронтового журналиста Лопатина, в главной роли появился главный клоун страны Юрий Никулин. Да, за спиной артиста была уже драматическая роль в «Когда деревья были большими», второй план в «Андрее Рублеве», но именно Герман показал Никулина практически трагиком, полностью проигнорировав его навыки эксцентрической игры.

В фильме «Мой друг Иван Лапшин» роль Ханина (тоже журналиста!), вдовца, пытающегося разобраться с собой и влюбленной в него актрисой провинциального театра, сыграл Андрей Миронов. Вечно саркастическая улыбка актера тут выглядит уже совсем горькой, скрывающей не иронию, а отчаяние. Наконец, в последнем фильме Германа «Трудно быть Богом» роль дона Руматы досталась Леониду Ярмольнику, продержавшемуся в образе более 10 лет из-за затянувшегося процесса съемок и озвучания.

Бурвиль

«Красный круг»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

В 1970-м Жан-Пьер Мельвиль не был уверен, что снимет еще один фильм, и в интервью предлагал на всякий случай называть «Красный круг» своим последним. На самом деле это была последняя крупная работа комика Бурвиля. Актер играл, уже зная диагноз-приговор — рак костного мозга, но скрывал свое состояние от посторонних, а на съемках тайком принимал морфий. Здесь любимый комик Франции — мрачный человек на заднем сиденье, полицейский комиссар Маттеи, постоянно на шаг позади преступников и пытающийся сократить эту дистанцию. Первоначально Мельвиль видел в этой роли Лино Вентуру, но потом был даже рад, что с итальянцем не срослось. У Вентуры вышел бы «Комиссар с большой буквы», в то время как Бурвиль «привнес в историю человечность», которой Мельвиль поначалу не ожидал.

Ричард Прайор

«Конвейер»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Эдди Мёрфи решил стать комиком, после того как услышал записи Ричарда Прайора. Уже в 1960-е Прайор был одной из крупнейших звезд комедии, пока не осознал, насколько далеко слава увела его от простого человека. В 1970-е он переизобрел свой образ: теперь Прайор пересыпал речь словом на букву «н», много матерился, не отворачивался от подлинной жизни на улицах и эмансипировал роль черного исполнителя в шоу-бизнесе.

Одновременно он пробовался на драматические роли в кино: сыграл пианиста в картине о Билли Холлидей «Леди поет блюз», первого черного пилота NASCAR в фильме про гонки «Молния» , а затем попал на съемочную площадку к Полу Шредеру, уже известному как сценарист «Якудза» и «Таксиста», но только дебютирующего в качестве режиссера. Здесь Прайор вжился в роль рабочего автозавода по имени Зик, который устал от повседневной эксплуатации, долгов и коррупции в профсоюзе. В своей критике промышленной Америки Шредер обращается и к драматическому, и к комическому потенциалу Прайора, и артист органично меняет регистр.

Колюш

«Чао, паяц»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

«Инспектор-разиня» Колюш оказал громадное влияние на французскую комедию: в своем материале он набрасывался на представителей власти, честил их последними словами и хорошенько встряхнул рамки дозволенного. В 1983-м Клод Берри, который когда-то и привел комика в кино, дал ему роль угрюмого отшельника Ламбера, работника автозаправки с полицейским прошлым, консервативными взглядами и семейной трагедией. В фильме «Чао, паяц» Ламбер заводит дружбу с ловким юным арабом, который промышляет угоном мопедов и продажей наркотиков. Когда его нового друга убивают за спесь, Ламбер берет правосудие в свои руки. Колюш в этом фильме о дружбе и мести таков, что и Клинту Иствуду было бы чего подсмотреть.

Питер Селлерс

«Хоффман»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

Питер Селлерс был из тех хамелеонов, что уже забыли свой подлинный цвет. Даже в «Лолите» Кубрика британский гений перевоплощения запросто менял личины: в течение фильма он оказывался то полицейским, то психологом, то фотографом. Одна из немногих его ролей без маскировки — в несмешной комедии «Хоффман» . Здесь Селлерс играет конторского служащего, который шантажом заманивает к себе молодую девушку. Поначалу Селлерс думал сумасбродничать — наделить Хоффмана австрийским акцентом, комически подавать фразы. Но режиссер Элвин Ракофф убедил его играть с серьезным лицом. Итогом стала депрессия актера после съемок, а также безуспешная попытка выкупить негатив до выхода на экраны. Продюсер Бен Арбейд потом сказал: «Бенджамин Хоффман был крайне одинок и неуверен в себе; все то же самое говорили и о настоящем Селлерсе. […] Тут ему было некому подражать, и пришлось пройти сквозь пытку. Он не знал, каков из себя Хоффман, потому что не знал, каков из себя он сам».

Бастер Китон

«Фильм»

Джим Керри и еще 15 комиков, которые перестали шутить

В 1964 году Бастер Китон был больным, бедным и забытым стариком. С ним неожиданно связался театральный режиссер Алан Шнайдер и предложил небольшую роль — немую короткометражку, шесть страниц сценария, автором которого был Сэмюэл Беккет. Китон согласился, хотя ранее отказывал драматургу, когда тот звал его играть Лакки в постановке «В ожидании Годо». Ради работы с Китоном Беккет единственный раз в жизни прилетел в США. За несколько недель они сняли фильм, известный как «Фильм». Невзирая на свое состояние, Китон был неутомим, ни разу не пожаловался, хотя, кажется, так и не прочел целиком сценарий и не слишком вникал в то, что делает. «Он будто отсутствовал», — позднее описал процесс их сотворчества Беккет, который больше так и не приблизился к кинематографу. Китон умер через полгода после премьеры фильма, до того исполнив еще несколько небольших комедийных ролей.

Никита Смирнов