Двойная рокировка

Mou gaan dou (2002)

Точка-точка-тире-точка-точка

Задолго до памятного резюме доктора Хауса шеф гестапо Генрих Мюллер веско убеждал штандартенфюрера VI отдела РСХА Макса фон Штирлица, что никому нельзя верить. И это, безусловно, правильно, по крайней мере, в области рецензирования азиатских кинофильмов русскоязычными любителями всего того, что ищущие истину в текстах считают штампами на восточную тематику. Кто у нас смотрит китайско-японско-бангладешские фильмы. Либо толика малая, подсевших на чуждую обыкновенному европейцу прекрасноглазую экзотику. Либо ещё меньшее количество внутренних киногурманов, считающих себя обязанными приобщиться ко всем векторам вида искусства, ценимого ещё вождём мирового пролетариата. И, естественно, оценка у критиков-аматоров, легко отличающих в лицо Келли Чен от Сэмми Чэн и глубоко проникающих в смысл заключительной строчки хокку про ловца стрекоз, будет гораздо выше средневзвешенной. Вот и «Двойная рокировка», на чьи плечи взгромоздились скорсезевские «Отступники», имеет на Кинопоиске на четверть миллиона меньше просмотров, нежели ремейк. Гигантские цифры. Притом, что практически каждый восторгающий противостоянием персонажей Дэймона и ДиКаприо сделал реверанс в сторону Гонконга. Вот только смотреть будем как-нибудь в другой раз, несмотря на близкое к идеальному соотношение положительности отзывов на «Mou gaan dou» на ресурсе.

Деятельность казачков засланных не редкость в кинематографе разных стран. Любой зритель без труда назовет полюбившихся персонально ему чужих среди своих. Чем же привлекает внимание картина тандема Вэй Кеунг Лау — Сиу Фай Мак. Глава наркомафии отправляет на учебу в полицейскую академию незапятнанную молодежь. Инспектор полиции изгоняет самого наблюдательного курсанта для дальнейшего внедрения того под крылышко Триады. Проходит десятилетие. Птенцы встали на крыло, и служа каждый двум господам, все больше и больше терзаются растущим диссонансом. Их встреча на крыше неизбежна. Кто победит — добро ли, зло ли — увлеченные сюжетом узнают к концу картины. Нерв противостояния, жалобно взвизгнув, разорвался на две серии продолжения, шустро выпущенные той же командой в следующем году и завязался в мертвый узел лучшим фильмом по версии Оскар-2007. Именно дуэль двух располагающих к себе молодых людей — лощеного как бы полицейского (Энди Лау) и сентиментального как бы преступника (Тон Люн) — особенно контрастно показанная в эпизодах в магазине аудиотехники и во время изгнания стала стержнем относительной популярности картины.

Вдобавок «Двойная рокировка» — это не привычный Гонконг кисти Джекки Чана с хореографией в белых носочках и черных чешках. Не бутафория Стивена Чоу с пируэтами и пролетами сквозь шеренгу стерео-камер. И даже не пальба и взрывы Джона Ву. Вполне европейское/американское по духу кино. Умеренный экшн, внутренний драматизм героев, динамика событий условного реализма. Даже персонажи не по-азиатски отличаются друг от друга. Трудно спутать, к примеру, безжалостного в достижении поставленной задачи инспектора Вонга и слегка карикатурного босса мафии Сэма. Плюс минимум символизма в кадре — никаких цветков баухинии или мебели по фэншую. Хотя, конечно, ищущий да обрящет. То же название — это вовсе не прямолинейный обмен местами шахматных короля и ладьи. «Путь без остановок» — это отсылка к Авичи, самому глубокому из восьми горячих буддийских адов.

Отдав должное актерским изыскам, что не совсем ожидаемо от лент Востока, можно привычно поворчать на логику действия. Гангстеры ведут себя в полицейском участке уж очень вольготно. Кокаин, выброшенный за мгновение до появления блюстителей в воду возле берега, вполне можно было хотя бы частично обнаружить. Незаметное выстукивание азбукой Морзе по рации или телефону выглядит искусственно притянутой в угоду художественности, на деле выбивающий ритм точно привлечет к себе внимание. Народное китайское имя Дель Пьеро тоже слегка позабавило. А вот отсутствие интриги, предсказуемость детективной развязки фильм не усилили. Когда ходы легко считаются, а окружающих на хороших-плохих делишь без труда, то и восприятие становится будничным, отстраненным.

Невозможно адекватно оценить фильм в дубляже. А, в отличие от голливудских фильмов, тут не помогут и субтитры, хотя те же надписи иероглифами можно было и перевести (гранитный камушек в адаптаторов просмотренного варианта). Вряд ли китаец что-то поймёт в гайдаевском автомобильном номере «28-70 ОГО», вряд ли русскоязычный зритель поймает сянганский намек даже при добросовестном переводе. Восточный колорит картинки, завораживающая чужая музыка — гурманы априори ставят этому плюс, обыватель автоматически рисует минус. «Двойная рокировка» попадает в списки лучших по версиям критиков, «Mou gaan dou» не ставят в прайм-тайм государственные телеканалы ввиду гарантированного низкого интереса потребителя. Никому нельзя верить. Мне — можно.

Источник