Душу ржавым ножом

«Землетрясение»-редкий пример фильма, в котором каждая составляющая деталь вторична и весьма, но в целом получается нечто совершенно необыкновенное.

Придется вскрывать.

Сюжет

Следует начать с того, что «Землетрясение»-фильм, повествующий о реальных, невероятно трагических событиях, черным по черному вписанных в память народа Армении. Большое Спитакское землетрясение унесло лишь по официальным данным более 25000 жизней (а по неофициальным-все 150 000), разрушило более 40% экономики республики, оставив десятки тысяч людей калеками. Город Спитак был стерт с лица земли. Город Ленинакан, о котором идет речь в фильме, был частично разрушен. Сила толчков превысила высвобожденную энергию 10 атомных бомб, сброшенных на Хиросиму.

Это наша с вами общая советская история. Возможно, поэтому, фильм Сарика Андреасяна, проникает куда глубже под кожу, нежели потрясающая по силе воздействия картина Хуана Антонио Байоны «Невозможное», в которой рассказывается о вполне реальном, разрушительном цунами в Тайланде в 2004 году. Но Байона — хирург, тонко играющий на струнах души зрителя и порой, из боязни навредить, не трогающий определенные участки, которые следовало бы потрогать. Андреасян же скорее мясник, грубо рубящий с плеча. Эта варварская метода приносит свои плоды.

Сценарий типичен. Здесь и бывший ЗЭК (в душе-благородный и порядочный человек, совсем как Юрий Деточкин) и суровый отец, отказывающийся от дочери лишь для того, чтобы позже, обратив лицо к небу прокричать, (именно к небу и именно прокричать), обращаясь к Богу ту самую фразу, что будучи произнесена в иных обстоятельствах, у высоколобого зрителя вызвала бы недоуменную улыбку, но в этом фильме прозвучала очень в масть. И молодой герой с волевым подбородком, спасающий девушку из-под готовой вот-вот обвалиться плиты (совсем как главная героиня китайского фильма с одноименным названием. Впрочем в китайском полотне, речь шла о куда более живодерском решении-кто смотрел, тот не забудет вовек). И мародеры, по какой-то случайности, более напоминающие компьютерных волков из эпика «Послезавтра», нежели живых людей из плоти и крови.

И детские трупы.

И мать, умирающая на глазах ребенка.

И директор кладбища, везущий тележку с мертвецами-образ куда более глубокий, чем метафоричный водитель в поисках верной дороги из Михалковских «Утомленных Солнцем».

Да-сюжет вторичен. Почти схематичен. Посмотрев сотни подобных фильмов, легко предугадать почти каждое слово героев. Не хватает только седоусого профессора, пытающегося донести до властей неизбежность катастрофы.

Мало того, автор пытается (и весьма назойливо) донести до нас идею о том, что большая часть эпизодов, имевших место в фильме, произошли на самом деле. Куда там Тарковскому с его слабой попыткой уложить героев «Сталкера» в позы, персонажей иконы «Преображение». В конце фильма зрителю прямо демонстрирую фотографии того, что было на самом деле, сопоставляя их с воссозданными образами из фильма. Прием непрофессиональный и почти детский. Вот, мол, мама, смотри как я умею-без рук! Но и он кажется уместным в этом конкретном случае.

Вердикт-подобный сценарий мог написать любой мало-мальски подкованный в подобных фильмах спец. И даже не спец.

И тут нюанс.

Вторичен, черт возьми. Но, по сравнению с тем же прогремевшим несколько лет тому назад «Цунами» корейской сборки, «Землетрясение» выглядит почти шедеврально. По сравнению со стерильным как руки хирурга «Разломом Сан-Андреас»… Несравнимо.

И к слову о том, как выглядит «Землетрясение»

Визуальный план

А выглядит оно отлично. К спецэффектам, связанным непосредственно с катастрофой, у ОЧЕНЬ внимательного зрителя, может возникнуть только одна крошечная претензия, связанная с неким автофургоном на фоне рушащегося здания.

И все.

Спецэффекты в меру сдержаны. В меру атмосферны. И до черта достоверны.

Операторская работа не то, чтобы оставляет желать лучшего. В движении камеры видно влияние мастеров и желание приобщиться к великим мира сия. Так, например, длинный план в самом начале картины во многом слямзен у Шеймаса МакГарви, оператора «Искупления». Но старик МакГарви-член Британского общества кинематографистов (BSC) с 1998 года, тогда как юноша, работавший над «Землетрясением», более известен благодаря, например, сериалу «Метод», с Константином нашевсе Хабенским. Отсюда и результат.

Впрочем, особых нареканий к операторской работе нет. Она просто… уж, пардон за навязчивое слово, вторична.

В целом, картинка оставляет двоякое впечатление. С одной стороны, очевидным является тот факт, что фильм снимался больше «для них», чем «для нас». Отсюда и вылизанные, голливудские кадры и вкусные цвета, на фоне которых даже заскорузлый красный жигуль в самом начале фильма выглядит не менее привлекательно, чем BMW-купе.

С другой стороны, наилучшим образом охарактеризовать картинку может американское сленговое слово: «wannabe», применимое к человеку, пытающемуся быть тем, кем он не является на самом деле.

Вот так и здесь.

Музыка

Весьма неплохо. Национальные мотивы, тревожные и порой пугающие звуки, на фоне которых разворачивается катастрофа и собственно-катарсис, удались на славу. Это не Циммер, но с другой стороны, я вполне могу просто придираться.

Актерская работа

Неоднородна как плов. Профессиональные актеры с подготовкой работают на ура, тога как их молодым коллегам остается пытаться держать марку, что далеко не всегда случается. В частности, приснопамятная придавленная плитой барышня, умоляя героя с волевым подбородком и характерным прищуром подарить ей смерть, звучит настолько убого и ненатурально, что на месте героя с прищуром и подбородком, я бы тотчас же эту смерть ей и подарил, лишь бы не слышать ее фальшивых реплик.

Ну вот. Теперь, корда вам кажется, что все плохо, а может быть и ужасно…

Вердикт.

Каким-то невероятным образом, Сарику Андреасяну удалось снять мощный, трагичный и рвущий душу в клочья фильм. Рано или поздно, «Землетрясние» добирается до самого твердокаменного зрителя и в тот момент, корда это происходит, вас выворачивает так, что мало не покажется. Методы, использованные Андреасяном иначе, чем аматорскими назвать не получается, но чего еще можно ожидать от человека, подарившего нам такие нетленки как «Тот самый Карлоссон» и, мужайтесь,.. «Беременный» с Дмитрием Дюжевым.

Быть может, именно благодаря этим аматорским, жульническим методам, фильм получился настолько сильным.

Несомненно-Кино.

Обязательно к просмотру.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ