«Distant events through the lens of the present day»

«Distant events through the lens of the present day»

Все кажется таким очевидным спустя столетие, конечно, вот только мир тогда выглядел иначе. Фильм лучше смотреть терпимым к вольной интерпретации людям, без скрупулёзного отношения к изображаемой истории, усвоив изначально и продержав до конца, что картина не является документальной. Биография, точные фрагменты которой укрыты под землёй, должна писаться аккуратно, с трепетом к каждой детали и недомолвке, что здесь соблюдено не полностью.

Запирая в корсет свои тайные мысли ежедневно, Лиззи Борден делает глубокий вдох, чтобы морфийно спокойно смотреть в глаза «семье». Холодное молчание к ближним своим, регулярные выходы в свет, подальше от ближних своих, припадки на глазах толпы, которая знает добропорядочную девушку из четы Борден на протяжении её жизни так хорошо, что способна быть судьей и богом в отношении проделок оной.

Окружённая голубями, Лиззи существует внутри поражённой эпилепсией головы, где догадывается и раздумывает. Видя, как после смерти матери, прямой законной наследницы, которую она не может помнить, отец теряет хватку в руках не той женщины и «побочных» родственников, Лиззи берётся сама выяснить, что есть закон. Устав терпеть годами, как крепко глава семейства Борден затягивает узел трат на нужды родных, чтобы не проронить, не дай бог, ни копейки, воля 32-летней дочери восстаёт, чтобы сосчитать каждый заслуженный, по её мнению, пенни. Как раз в это время кипящей решимости в дом попадает тихая и степенная Бриджет, из своих горестей прямо в чужие, по прихоти рока. Для неё Лиззи приоткрывает амбар, полный голубей и тайных намерений, после чего дом никогда не будет прежним, как и их судьбы.

Поскольку фильм снимался для масс, стоило ожидать, что режиссёр использует их мнение. Вопреки вердикту суда, показаниям сестры и служанки, Крейг Уильям Макнейл, после проведённой в доме Борденов ночи, проснулся исполненным решимости трактовать историю по-своему. В центр её ложится совсем не жизнь четы, а конкретно это происшествие, увы. По его мнению, незачем зрителю знать о том, что Лиззи преподавала в воскресной школе и ходила в церковь. Единственное занятие Лиззи, как ему показалось — ходить с угрюмым и недоверчивым взглядом в платьях по дому да стремиться в свет, иногда грубить, вскакивая из-за стола, как школьница, порой предаваться плотским утехам со служанкой.

Так вот, если вдруг вы услышали, как какую-то историю называют «одной из самых запутанных», не спешите хвататься за первое высказанное на этот счёт мнение, не спешите высказаться сами или, что ещё хуже, снять фильм. Людям того времени не так часто приходилось сомневаться в благочестивости дочерей по отношению к их родителям, написано ведь «не убий»! Пусть устрашающие толки некогда захлестывали Фолл-Ривер, стоит помнить, как быстро и опрометчиво люди их могут производить на свет. Интереснее было бы размышление о способности Лиззи сделать такое, при всём том, чем она есть. Всегда ли складки её платья были тяжелее, чем казалось, действительно ли её намерение спасти имущество было сильнее топора? Естественно, она больше не выглянет из под листьев груши на лужайке, чтобы ответить нам. Но детальное изучение темы ещё не вредило ни одному из режиссеров, к тому же в последствии это не выглядит как экранизация первой статьи по теме на Википедии. Не чувствуется проделанной работы, все очень поверхностно, все можно уложить в 5 предложений.

Севиньи и Стюарт справились замечательно, даже с тем минимумом, в который их на сей раз запихнули.

4 из 10

Источник