Черный лебедь джаза и сегрегация света

Черный лебедь джаза и сегрегация света

Если вспомнить излюбленную метафору о птице души, то герой картины — черный лебедь джазовой импровизации. Он собирается в рабочий круиз с выступлениями. Для этого ему нужен напарник, которой бы смог сочетать в себе роль водителя и охранника. Путешествие на колесах превращается в пыльную дорогу преодоления социальных противоречий Америки 60-х годов прошлого столетия.

Центральный образ, это не люди и не события, а путеводитель «Зеленой книги», листая страницы которой, герои оказываются в локациях сюжета. Как персонажи мультипликаций, они сходят с тропов словесных конструкций пронумерованных листов, и в них возвращаются, хлопая дверью автомобиля. Прообразом артефакта действующей бутафории стал экземпляр справочника. Там был список населенных пунктов с отелями и общественными заведениями, доступ в которые для представителей темнокожей расы безвреден.

По ходу дороги отношения между ранее неизвестными становятся не намного ближе и доверчивей. Как шахматная доска с черно-белыми шашечками такси, разрезанная на ленты, их разговоры преодолевают не километры пути, а контрапункты истории молодой страны.

Восприятие чернокожих представляло в тот период шкалу унижений и недоверий. Штаты были почти фактически разделена на карты, где пребывание афроамериканцев было под запретом. Автор не ставил своей целью снять назидательную мораль, рассказывающую о страданиях, как это обычно любят делать голодные художники.

Отснятый и мастерски смонтированный материал оставляет приятные воспоминания после просмотра легкой иронией, отсутствием смыслового гнета и красивой музыкой, исполненной ради нее самой. А цвет постепенно растворяется в закате уставшего солнца, где багряный отблеск, падая на обложку, создает замысловатый градиент переходов дневного оттенка листвы в сквозные светила ночей.

Источник