Боже, храни полярников

Боже, храни полярников

«Но наградой нам за безмолвие обязательно будет звук». Эта строчка из песни Владимира Высоцкого очень точно описывает дальнейший эффект от исторического похода казака-первопроходца Семена Дежнева, нашедшего в XVII веке путь до самой северо-восточной оконечности Евразии, тем самым прирастив к будущей Российской империи огромные земли от Сибири до Чукотки. Если говорить языком современного PR — отклик открытия Дежнева для России и всего мира до сих пор слышится и сейчас, когда на смену подвижным кочам пришли мощные газовозы и атомоходы, утюжащие льды одной из главных водных артерий мира.

Разумеется, ждать от картины, профинансированной Русским географическим обществом нечто иного, кроме духоподъемной государственной риторики было бы довольно странно. Но с учетом количественного развития национального патриотического кинематографа его качество рано или поздно должно улучшиться, если, конечно, Гегель нас не обманывает. «Великий северный путь» именно духоподъемное и именно патриотическое (не путать с ура-патриотическим) кино с красивыми видами русской Арктики, не акцентирующее внимание на проблемах севера, но оставляющие небольшие подсказки. И чтобы стать его первооткрывателем нужно оставаться в народном сознании немного гигантом или по меткому определению Владимира Познера — экстремистом. В противном случае тех открытий, которые совершили русские моряки, попросту бы не было. И РГО, ответственное за тему патриотизма на государственном уровне, это прекрасно понимает. И когда русскому кинематографу не нужно вступать в условную схватку с западными соперниками, он концентрируется на самом главном — самоотверженности и несгибаемости своего народа — тех качествах, которые помогли русским занять самую большую в мире площадь и на протяжении нескольких столетий с разным успехом удерживать ее под своим контролем. Такое кино действительно заслуживает быть показанным на больших экранах.

Дежнев потратил на свой поход 15 лет жизни, а режиссер картины «Великий северный путь» (повторяющей путь казака) Леонид Круглов — четыре. Конечно, Круглову гораздо проще идти, тем более в его услужении находятся все самые современные образцы техники — от вертолета до снегоходов, но и это поистине выдающийся кинематографический подвиг, достойный опытов великого натуралиста Вернера Херцога. По каждому кадру видно, что это очень дорогая и очень любимая авторами работа — красивые планы необъятного севера подобраны с ювелирной точностью (эффект присутствия зрителя среди заснеженных пейзажей не отступает на протяжении всего просмотра), а анимационные вставки сделают честь любому отечественному мультфильму последних лет.

Интересно, что на протяжении всего пути кинематографисты постоянно встречают своих единомышленников, а в фильм то и дело «заглядывают» режиссеры и персонажи других лент. Это, например, Максим Арбугаев, один из авторов обласканного различными фестивалями «Генезиса 3,0» об охотниках за бивнями мамонта на Новосибирских островах в Северном Ледовитом океане. И вроде говорится в фильме, что на севере на протяжении многих тысяч километров никого не встретить, но путешественников разного калибра в фильме все равно немало. Север по-прежнему остается пристанищем донкихотов в поисках утраченной цивилизации, выбирающих для передвижения мотоциклы, снегоходы, внедорожники и даже воздушные шары. Для таких путешественников север остается особым измерением жизни, побегом от устоявшейся социальной реальности к реальности природной, но многовековой. И пока что никакое экономическое развитие не может этого изменить.

Поэтому в фильме вскользь проговаривается и еще одна идея великого севера. Он по-прежнему остается социальным лифтом, там до сих пор можно перебраться с одного социального этажа в другой, как это было и в XVII веке. Правда, нужно хотя бы отдаленно напоминать героического Дежнева и забыть о пассивности, которая так свойственна многим жителям экономически освоенных территорий страны. Напоминает фильм о многонациональном разнообразии жителей севера, о том, как крайне легко разрушить его хрупкость и почему важно прислушиваться к опыту коренных жителей, живущих в гармонии с суровой и дикой природой веками. Кажется, в этот короткий момент фильм сообщает зрителю о севере гораздо больше, чем он может увидеть в самых длинных фильмах об Арктике и в бесконечных лентах новостей об устойчивом развитии этого региона.

«Великий северный путь» как верхушка айсберга или краткий пересказ романа, где самое интересное — поиск гиперссылок и то, что они за собой скрывают. И кто знает, сколько зрителей захотят после просмотра узнать всю историю до конца, на какой-то момент в мечтах став отважными полярниками или мореходами. Или бросят вызов уедут открывать для себя далекие северные земли. Ведь, как известно, север влюбляет в себя бесповоротно, и кто успел там побывать, обязательно захочет вернуться снова. Тем более что документалка Круглова свою задачу выполняет.

Любите север, любуйтесь и проникайтесь его величественной и молчаливой красотой, и если не устрашитесь, то свяжите с ним хотя бы часть своей жизни. Это, конечно, не призыв строить БАМ или вгрызаться в недра вечной мерзлоты в поисках полезных ископаемых, но сейчас в эпоху дауншифтеров и других подвижных людей надо работать с аудиторией другими, более тонкими инструментами.

Источник