Беги

Run (2013)

не для тургеневских барышень с батистовыми платочками

Я скажу сразу, не люблю чернуху. Не люблю совсем и никак. И стараюсь по возможности избегать. Вот эта вот вся безысходность, социальщина, проблемы мигрантов, нищета и болезни — ну его к черту. Мне этого в жизни хватает. Но этот мини-сериал зацепил.

Действие фильма происходит в Брикстоне и этого было вполне достаточно, чтобы мне захотелось его посмотреть. Когда-то в юности мне довелось пошляться по Брикстону, по этим домам, по закоулкам, куда приличный человек не сунется, где чужие не ходят, потому что там никто за твою жизнь не даст и десяти фунтов. Пообщаться с его обитателями, среди которых — много выходцев с Ямайки, посмотреть, как они живут изнутри. Сейчас бы я туда ни за что не пошла. А тогда был кураж. И захотелось посмотреть, как оно там, в этом Брикстоне, сейчас. Говорят, стало лучше. А по фильму не скажешь.

Живущим в Лондоне не надо рассказывать о том, что это за район, а для всех остальных скажу, что это — один из самых криминальных районов города, где большинством жителей являются мигранты — нигде не работающие, пьющие, наркоманящие маргиналы. Наверное где-то среди них попадаются и приличные люди, но их несоизмеримо меньше.

Брикстон — это нищета, это разруха, это прилепленные друг к другу мрачные убитые таунхаусы с прогнившими лестницами, это огромные многоквартирные дома-муравейники с системой сплошных балконов, опоясывающих этажи, в которых, как в клетках, живут самые нищие, самые неустроенные, самые озлобленные. Но тоже наверное (я подчеркиваю, наверное!) в глубине души мечтающие о хорошей жизни, о нормальных человечных отношениях, о жизни вне клоповников, о еде не на газете, о хорошем вине вместо железной банки пива. О здоровых зубах, в конце концов.

Беги» — это всего четыре серии. «Беги» — об обитателях Брикстона. Тот вариант кино, который называется цепочкой. События цепляются одно за другое и совершенно случайные обстоятельства сталкивают между собой людей, которые вряд ли бы когда -нибудь пересеклись, не превзойди в их жизни ситуации, когда нужно делать выбор.

Каждый из них, обитателей Брикстона, живет на обочине общества. Яркое и пестрое лондонское общество их не видит и не замечает. Они как муравьи. Или нет, мухи. От них досадливо отмахиваются, обходят мимо, брезгливо морщат нос, улавливающий запах гнилья. А они -здесь, ходят по этим самым улицам, куда не заходят приличные господа, порой даже садятся в подземку и добираются до самого центра, где смешиваются с толпой. А вечером снова возвращаются в свои норы.

Они — это несчастная, изможденная жизнью мать-одиночка с двумя великовозрастными ублюдками, не желающими ни работать, ни помогать, китайская девочка-нелегалка, торгующая палеными DVD, бывший наркоман, мучительно пытающийся слезть с иглы, польская уборщица и польская же стриптизерша.

Каждый из них, находящихся в самом низу иерархической социальной лестницы, оказывается один на один с ситуацией, когда нужно делать выбор — остаться человеком или вести себя как зверь, растоптать и предать или проявить милосердие и человеколюбие, помочь ближнему или подтолкнуть падающего. И они, вот эти вот люди-невидимки, у многих из которых и паспортов -то нормальных нет, вынуждены принимать решение. Их никто не осудит в случае подлости и никто не погладит по голове за человечность — просто потому, что их проще не замечать. Они никому не нужны.

Они противны, они плохо пахнут, у них гнилые зубы и нет денег на хорошую еду. Но иногда в каких-то вопросах они лучше нас или их, как угодно, тех, что с белыми воротничками и запонками.

Сериал начинается с убийства — нелепого, бессмысленного, как и жизнь большинства обитателей этого гетто. И дальше закручивается спираль с ежедневным выбором. И каждый из героев делает его для себя, без помощи зрителя, которому он, этот выбор, не всегда очевиден.

Фильм жесткий, порой жестокий, от некоторых сцен откровенно тошнит. Он — не для тургеневских барышень с батистовыми платочками. Но при этом не вызывает отторжения. А в каких-то вопросах — даже наоборот. Заставляет примерить на себя и прикинуть — каково оно, вот в этом муравейнике, на 16 этаже, в клетушке в 15 метров, с вонючими объедками на столе и последней самокруткой. Остаться человеком или все-таки ну его, к черту? Осудить-то все равно некому.

Любопытный выбор.

Источник