Антидикий запад

Синефильская конфетка от Итана и Джоэла Коэнов. Шесть не пересекающихся друг с другом историй о не связанных между собой людях, настолько не связанных, что даже Бастер Скраггс, чье имя вынесено в название, не окажется сквозным персонажем, случаются на Диком Западе. Каждую из них начинает перевернутая страница старинной книги, причем, известен год ее издания -1873.

У братьев ведь ничего никогда не бывает случайным. Чем запомнился этот год в истории Америки? Конечно ж, знаменитой Паникой, разорившей сначала банкиров, потом промышленников и железнодорожников, а потом и фермеров, временем, когда нельзя было честно трудиться и богатеть, оставалось рисковать, надеяться на слепую удачу и нарушать закон, временем, когда запад становится действительно диким — идеальным пространством для всех расхожих сюжетов вестернов. Собственно, это и есть связующее звено между шестью главами книги, пролистываемой Коэнами — типичность, многократная отработанность в кино 60-х выбранных тем, именно таким отдано предпочтение ими. Только если до них рассказы о метких стрелках, грабителях банков, старателях, переселенцах, ловцах преступников и встречах случайных попутчиков подавались под героическим соусом храбрости, бравады, стойкости и красивых чувств, то у Коэнов они залиты пародийной заправкой из стеба и едкого сарказма. Судьбу стреляющего певца (любимец братьев Тим Блейк Нельсон), грабителя банка (Джеймс Франко), одинокого волка золотодобытчика(великолепный Том Уэйтс), владельца балагана (Лиам Нисон), наивной переселенки (Зои Казан), охотника за головами (Брендан Глисон) решает глупый случай, решает на раз, не дав никому их них «привычно покрасоваться», показав фигу судьбе и обстоятельствам. Каждый их герой получает воздаяние, в том числе за глупость типичного поведения, здесь и сейчас, не дожидаясь какого-то там божественного суда. По-хорошему, если такой суд существует, то героев вестернов там должны были поднять на смех. Для каждого из них верна мысль о том, что как бы удачно не сложились обстоятельства сегодня, судьба все равно повернется задом рано и или поздно, если жить той жизнью, какой жили они.

Кровь льется, дела вершаться, а персонажи поют и танцуют, и это роднит «Балладу» с другим фильмом режиссеров и сценаристов Коэнов — «О, где же ты, брат?», роднит их и двойная сатира, объединяющая разные эпохи. Особенно ярко заметно это в новелле о незадачливом корыстном импресарио, показывающем зевакам за еду свой цирк двух актеров: урода и дрессированной курицы. Вот только инвалид, читающий пламенные речи со стула в кибитке, на которые его наталкивает, в том числе и страшное цирковое закулисье в духе Дептфордской трилогии, один в один, вплоть до наклона головы, знаменитый наш современник Ник Вуйчич с его мотивационными спичами. Как тут не сказать о том, что однажды курица соберет больше зрителей, впрочем, в этом фильме за птицу тоже стоит переживать…

Другие истории так же имеют собственный надсмысл, который можно искать, а можно и обойтись. Фильм все равно порадует. В этом вся прелесть. Коэны сняли ни к чему не обязывающую занятную штучную вещицу, интересную уже тем, что второй такой нет. Не знаю, обретет ли саундтрек самостоятельную жизнь, как это было в случае с «Мокрыми задницами», но постоянный композитор братьев Картер Барвелл душевно поимпровизировал в стилистике мелодий фильмов Джона Форда, по идее, есть все шансы. Смотреть обязательно. Может быть каждый из нас даже сделает какой-то собственный философский жизненный вывод, ну или хотя бы, как герой Уэйтса, «не заберет все яйца» из чужого гнезда, питающего нас, да и, пожалуй, это будет важнее выводов.

Источник