А где, собственно, любовь?

Гаспар Ноэ не был первым в своем стремлении эпатировать публику своими скандальными картинами. Посему в поте лица усердно пытается не разочаровать зрителя и плодить свои работы, завернутые в яркие и блестящие обертки, под которыми, увы, лишь пустота с претензией на глубокий философский смысл. Не стала исключением и его картина «Любовь».

Как повествует сюжетная линия, тени прошлого не дают нашему главному герою забыть о своей роковой привязанности к Электре. Здесь, казалось бы, самое время пустить вход нотку сентиментальности и беспроигрышной харизмы, коими обладает добротная мелодраматическая линия, но и здесь у Ноэ все прозаично и в своем стиле: желание новых ощущений и любви втроем сподвигнули главного героя к измене и разрушили отношения с Электрой. В итоге зритель созерцает Мерфи с новой пассией и ребенком где-то на обочине своих стремлений и мечт.

То ли для того, чтобы еще более погрузить зрителя в переживания -воспоминания главного героя, то ли ради пустого гедонизма человеческой натуры, щедро политого соусом из размышлений о природе мужчины и женщины, Ноэ растягивает картину на два с лишним часа, где в каждый подходящий и не очень момент щедро вставляет пошлые и совершенно не украшающие картину сцены скучного секса в разных позах с разными количеством тел. Обилие обнаженной натуры и всегда выходящий на первый план эрегированный член — очередная ода нарциссизму и самолюбию самого режиссера. Только зачем поднимать на экране тему любви между двумя людьми, если не знаешь толком что это такое?

Банальщина сквозит практически в каждом кадре. Громкие фразы о любви и вопросы о вечном, брошенные в пустоту, на фоне порнографических сцен не вызывают доверия и сопереживания главным героям. Режиссер с упоением мнил себя творцом и философом в своем стремлении показать всем тонкое и сложное устройство человеческой любви, поднять монументальные вопросы о распаде личности и упадке ценностей. Однако на деле оказалось, что все то непостижимое, темное и загадочное, что хранят в себе человеческие души, — бесконечный калейдоскоп из сменяющихся порно-кадров, банальных сцен с изменами и не слишком убедительными скандалами. Замахиваясь на уровень Пазолини или Бертолуччи, в чьих работах торжество плоти соединяется с духовными мытарствами и душевной болью каждого персонажа, товарищ Ноэ явно схалтурил или, хуже того, не понял самого смысла любви. Можно допустить, что в представлении режиссера любовь — это, в первую очередь, животный импульс, полностью построенный на стремлении к совокуплению, но и здесь Ноэ будто упустил нечто важное, отчего его картина, под каким углом на нее не посмотри, кажется сырой и банальной.

«Любовь» — кино, безусловно, на своего любителя, выдержанное в определенном авторском стиле. Однако так странно после двух часов просмотра осознать, что в картине есть все, только не сама любовь.

1 из 10

Источник